Слово пастыря

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после Литургии в Донском ставропигиальном монастыре в день 100-летия избрания на Патриарший престол святителя Тихона

3P20171118-VSN 2185-120018 ноября 2017 года, в день 100-летия избрания на Патриарший престол святителя Тихона, Патриарха Московского и всея России, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в Большом соборе Донского ставропигиального мужского монастыря г. Москвы, где покоятся честные мощи святителя Тихона. По окончании Литургии Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к верующим с Первосвятительским словом.


Подробнее...

Календарь

Поиск по сайту



ЖИТИЕ НОВОМУЧЕНИКА ПРОТОИЕРЕЯ ПЕТРА ПАВЛУШКОВА, НАСТОЯТЕЛЯ ХРАМА 12 СВЯТЫХ АПОСТОЛОВ В ГОРОДЕ ТУЛЕ
17.11.2017

pp24Протоиерей, надворный советник Павлушков Петр Иванович родился в 1865 году в г. Владимире в семье священника. В 1892 г. окончил Киевскую Духовную академию со званием кандидата богословия и был назначен в Тульскую Духовную семинарию, где с 26 февраля 1893 г. стал преподавать Священное Писание и психологию. Был членом ревизионной комиссии Тульской духовной консистории по проверке отчетности в духовных училищах епархии и попечительства о бедных. С 1907 г. - инспектор семинарии. Надворный советник. Был женат, в семье 5 детей. Кавалер орденов Святой Анны третьей степени и Святого Станислава второй и третьей степеней.

16 сентября 1906 года на должность ректора Тульской Духовной семинарии определением Святейшего Синода был назначен иеромонах Алексий (Симанский) и возведен в сан архимандрита. В Туле будущему Святейшему Патриарху Алексию суждено было пробыть 5 лет. За эти годы он приобрел значительный опыт, возглавляя одно из крупнейших духовных учебных заведений России со многими сотнями учащихся и с прекрасным высокопрофессиональным преподавательским составом.

Главным его помощником и единомышленником стал в эти годы инспектор семинарии Петр Иванович Павлушков. Через 5 лет, в день прощания с ректором, архимандритом Алексием, 17 октября 1911 года, П.И.Павлушков в своей речи сказал: "Труд Ваш на новом месте Вашего служения для Вас должен быть легким. Да и не нов для Вас этот труд. 5 лет несли Вы его среди нас, для здешнего Тульского края, в условиях по началу не совсем обычных, изобиловавших неожиданностями, подчас и немалыми трудностями. В управление Тульской семинарией Вы вступили в ту пору, когда Духовная наша школа повсюду начинала только оправляться от пронесшейся над ней бури, многое в ней возмутившей. Потревожившей, сдвинувшей с места. Школу приходилось в те дни собирать почти сызнова. И для этого нужен был труд решительного и вместе осторожного, уверенного в себе, но и готового верить другим, твердо, но и мирно настроенного руководителя. Таким и был здесь Ваш труд за все эти годы. Не заносчивым, властным и жестоким распорядителем вошли Вы в обширную и сложную область врученного Вам педагогического дела. С полным и открытым доверием отнеслись вы тогда к новым Вашим сотрудникам, с истинным доброжелательством к новым Вашим питомцам. С первых дней совместной с Вами службы все мы почувствовали себя вполне свободными членами нашей служилой семьи, каждый из нас мог вносить в общее дело свою долю разумения и строительства. Так понемногу накапливалась соединенными силами внутренняя жизнь растревоженной школы, и при счастливо объединявшейся Вами и потому дружной работе здесь не могло быть места грубым промахам, непоправимым ошибкам.

Ваше простое, сердечное, чуждое и тени суровости обращение с учащейся у нас молодежью уже нашло себе оценку и отклик…" 1).
Эти слова в полной мере могут быть отнесены и к самому П.И. Павлушкову. Простота, искренность и сердечность. Вежливость и интеллигентность. Благорасположение к учащимся и в то же время строгость и необходимая справедливая требовательность. Неординарность мышления, ум и академическая образованность. Вот черты, присущие Петру Ивановичу Павлушкову, вот секрет любви и уважения к нему студентов многих поколений на протяжении четверти века его служения в семинарии.
30 сентября 1917 года ректор семинарии архимандрит Корнилий (Соболев) был хиротонисан во епископа Каширского, викария Тульской епархии, и ректором Тульской Духовной семинарии был назначен Петр Иванович Павлушков.

"Революционные события 1917 года явились катастрофой для духовного образования в России. По богословским школам удар был нанесен уже на самом раннем этапе борьбы с Церковью декретом Совнаркома "Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви"…"Преподавание религиозных вероучений, - говорилось в этом документе, - во всех государственных, общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается. Церковным и религиозным обществам запрещалось владеть собственностью, поэтому духовные школы, существовавшие на средства Святейшего Синода, практически теряли финансовую основу"2).
Помещения духовных учебных заведений были конфискованы. Не имея ни правовой, ни финансовой базы, лишившись помещений, Тульская Духовная семинария была закрыта в начале 1918 года. Все ее здания и сооружения были переданы 17-й Тульской пехотной школе комсостава. Преподаватели бывшей семинарии оказались на улице. Судьба многих из них трагична. В 1919 году от голода, холода и лишений умер П.И. Малицкий, кандидат богословия, прекрасный педагог, историк- краевед, автор ряда учебников и книг по истории края, в числе которых фундаментальный труд "Приходы и церкви Тульской епархии". В 1920 году не стало преподавателя семинарии, известнейшего тульского историка- краеведа, археолога, основателя первого в России музея по истории Православия "Палата древностей" и автора многих академических работ по истории и краеведению Н.И. Троицкого. Такая судьба постигла многих.

П.И.Павлушков в течение двух лет преподавал в одной из школ Тулы, а 2 февраля 1921 года сщмч. епископом Тульским Иувеналием был посвящен в сан иерея и был назначен настоятелем церкви 12 Апостолов.

С этого дня и до мученической кончины он был настоятелем этого храма. Кроме судебных дел, сохранилось очень мало сведений, касающихся его жизни. Недавно почивший протоиерей Алексий Резухин вспоминал: "Тихоновцы ютились в храме 12 Апостолов, где выдающимся настоятелем того времени был протоиерей Петр Павлушков…" С теплотой и дружескими чувствами вспоминал о нем и архимандрит Макарий (Кобяков Алексей Иванович), бывший секретарь священномученика Игнатия (Садковского). Он вспоминал о встречах с Петром Ивановичем по поручению епископа Игнатия, отмечал его простоту и естественность, деликатность и благородство в обращении, академические знания и умение доходчиво и просто объяснять самые сложные ситуации в жизни, так что становилось понятно и простому малограмотному прихожанину.
Начало его служения в храме 12 Апостолов почти совпало с варварской кампанией властей по изъятию церковных ценностей и началом разнузданной деятельности обновленцев, стремящихся любой ценой освободить тульские храмы от священнослужителей, не поддерживающих их раскольничьей деятельности. К этому времени протоиерей Петр Павлушков уже пользовался большой любовью и почитанием своей паствы. Его проповеди отличались простотой изложения, доходчивостью изложения происходящих событий с точки зрения Православной Церкви. Накопленный в семинарии под чутким руководством будущего Святейшего Патриарха Алексия опыт педагогической, воспитательной работы помогал ему овладевать умами и душами всех прихожан, собиравшихся в невероятном количестве на его проповеди и беседы. И люди собирались со всего города, чтобы получить простые и ясные ответы отца Петра на волнующие их вопросы.

В разгар компании по изъятию церковных ценностей, 26 марта 1926 года протоиерей Петр Павлушков был арестован. В обвинительном заключении говорится, что он " обвиняется в антисоветской агитации, каковую проводил при чтении проповедей с амвона, так, например: "Если мы не будем поддерживать Советскую власть, то от этого не пострадаем, а если не будем поддерживать закон Библии, то будем наказаны на том свете…"

В приговоре обще - уголовного отдела Тульского ревтрибунала от 10 апреля 1922 года значится: "что, рассмотрев дело по обвинению священника Павлушкова Петра Ивановича в антисоветской агитации и укрывательстве церковных ценностей, приговорил…заключить в исправ-труддом сроком на 3 года…" 3).

В судебном деле, хранящемся в Государственном архиве Тульской области (ФР- 1963, опись 2, дело 2016) есть несколько листков с просьбами прихожан: "…Просим отпустить для служения на Страстной и Пасхальной седмицах нашего приходского священника Павлушкова Петра Ивановича, находящегося в тюремном заключении. Отец Петр у нас единственный священник и без него нам крайне затруднительно удовлетворять наши религиозные нужды…"4).

По амнистии ВЦИК срок заключения прот. Петру Ивановичу Павлушкову был сокращен наполовину, и через год и 8 месяцев он был освобожден. К этому времени "обновленческое" Тульское епархиальное управление назначило нового священника в храм 12 Апостолов. Вот как описываются события этого периода в одном из доносов, посланных ГПУ осведомителем "Семеновым": " Для черносотенного духовенства, да еще обиженного обновленческим церковным движением, каковым заштатный протоиерей Петропавловской церкви Владимир Михайлович Архангельский, заштатный протоиерей 12-апостольской церкви Петр Иванович Павлушков, и заштатный протоиерей Покровской церкви Михаил Михайлович Зверев, заштатный протоиерей Александро-Невской церкви Петр Фомич Боженов, восстановивший себя в штатной должности, удаливший из храма и прихода "красного попа" Маккавеева…Боженов всех научил как действовать, разумеется, чем нахальнее -- тем лучше, именно: обращаться к черносотенцам из прихода и с их помощью восстанавливать себя в должности, а "красных" попов выталкивать из храма и прихода.

Таковые именно явления и произошли…в 12-апостольской церкви, где черносотенцы восстановили в штатной должности два раза бывшего уже в тюрьме Петра Ивановича Павлушкова, а незаконно устранили законно поставленного в 12-апостольской церкви протоиерея Василия Васильевича Глаголева…"5).

Прихожане 12- Апостольской церкви радовались освобождению своего любимого пастыря и, конечно же, не потерпели в храме обновленческого священника и выгнали его. Еще один приход г. Тулы вернулся в лоно Православной Церкви, и больше никогда в стенах храма 12 Апостолов не звучала ересь.

Служить было трудно. Постоянные доносы, проверки, аресты.
Вот одно из заявлений в ГПУ от обновленцев: "Считаем своим долгом уведомить вас, что по имеющимся у нас сведениям в последние дни, в некоторых церквах г. Тулы под руководством бывших помещиков, купцов и разных темных личностей, с целью возбуждения масс, устраиваются неразрешенные собрания, на коих ставятся вопросы о признании и непризнании бывшего Патриарха Тихона и следовательно о его виновности в совершенных против Советской власти преступлениях: Поскольку гражданин Белавин (Тихон) находится под судом и свою виновность перед Советской властью публично признал, а потому уведомляем вас, что мы снимаем с себя всякую ответственность за могущие произойти последствия. Тульский епархиальный совет: председатель архиепископ Виталий. Члены Совета: протоиерей В. Никольский, прот. П. Нежданов, свящ. Н.Макавеев, прот. Н. Музалевский".6).

А вот еще несколько строк из очередного анонимного доноса:"…12 -Апостольской церкви прот. Петр Иванович Павлушков бывший инспектор, а потом и ректор Тульской Духовной семинарии, а поэтому пользовался среди черносотенцев и контрреволюционных групп большим авторитетом, упорно и грубо отрицал церковно-обновленческое движение. Этот Павлушков 2 раза был уже в тюрьме…" 7).

Но несмотря ни на какие гонения и преследования, беззакония и репрессии, грабительские налоги, в 4 раза превышающие доходы храмов, истинное Православие постепенно, почти незаметно набирает силы, крепнет, и к середине 30-х годов обновленчество утратило свое влияние и полностью потеряло свои позиции в Туле. Весомый вклад в эту победу внесли священники, сохранившие верность заветам Святых Отцов. И среди них одним из первых без сомнения можно назвать протоиерея Петра Ивановича Павлушкова, непримиримого и бескомпромиссного борца с обновленчеством, верного последователя Святого Патриарха Тихона, а после его смерти местоблюстителя митрополита Петра. И еще один штрих к портрету отца Петра Павлушкова. 2 июня 1932 года епископ Белевский Игнатий был освобожден из заключения. Тяжело больной, он приезжает в Тулу. С согласия настоятеля храма 12 Апостолов протоиерея Петра Ивановича Павлушкова, он живет на квартире священника того же храма Александра Александровича Воскресенского (осужден в 1933 году на 5 лет). Продукты для опального священномученика епископа Игнатия приносит Николай Петрович Бондаренко, ктитор того же храма (осужден в 1933 г. на 5 лет). Дать приют освобожденному из заключения священнослужителю было в то время смертельным риском. За это Воскресенский А.А. и Бондаренко Н.П. были арестованы. Отца Петра Павлушкова в это время не было в городе, и он избежал ареста.

По любви к владыке Игнатию эти люди отважились на подвиг. Да никто из них и не почитал это подвигом. Они знали, предвидели, что обновленческое окружение им этого не простит, и будет писать в ГПУ доносы, но шли на подвиг, бескорыстно помогая больному Владыке.
Все больше и больше священнослужителей попадает в лагеря, гибнет от тягот лагерного быта и непосильного труда. А с 1937 года начинаются расстрелы…
9 сентября 1937 года протоиерей Петр Иванович Павлушков был арестован. Ему было предъявлено стандартное обвинение: "В г. Туле при церкви 12 апостолов существовала контрреволюционная церковная группировка, которую возглавлял настоятель указанной церкви Павлушков Петр Иванович с высшим академическим образованием. Группа ставила своей задачей объединение верующих вокруг церкви для борьбы с Советской властью. В этих целях участники группы развернули контрреволюционную деятельность, они открыто выступали против мероприятий Соввласти и пропагандировали фашизм. Церковь 12 апостолов использовалась ими для контрреволюционных проповедей, которые ими велись среди посетителей церкви. Павлушков в церкви в своих проповедях говорил: " Нам надо спасти Россию от врагов, Россия гибнет, а с нею вместе погибает и вера христианская. Тот народ крепок, который держит свою веру стойко, не продает ее". (Показания свидетеля Турбина л.д.27)
"Церковь христианская создана на крови мучеников, первые христиане победили весь мир, и мы должны брать пример с них, не бояться гонений и мучений и даже смерти, и своих детей этому учить". (Лист дела 27).

"Верующие христиане должны быть в своей вере и не бояться ничего, вспомните, сколько у нас мучеников было, и как они твердо себя держали, как раньше твердо боролись за веру. Теперь мучают за веру, но вы не бойтесь, у Господа невидимо все дело, все мученики записаны, как в особую книгу. Своих детей вы перевоспитывайте в христианском духе на смену себе". (Лист дела 31).

На основании выше изложенного обвиняются
Павлушков Петр Иванович.
Ширяев Дмитрий Иванович 1869 г.р., уроженец деревни Воронцово Гжатского района бывшей Смоленской губернии, имеет академическое образование, в 1922 г. осужден за антисоветскую деятельность на 3 года лишения свободы условно. До ареста служил священником церкви 12 Апостолов.
Сенявин Александр Григорьевич 1865 г.р., уроженец с. Кобелево Тульского района и области, окончил семинарию. Перед арестом в 1933 г. был священником Богородицерождественской церкви (Николы на Ржавце). В 1933 г. органами ОГПУ был осужден к 3 годам высылки.
Дьяконов Григорий Иванович 1869 г.р., уроженец с. Тулица Московской обл. До революции -- коллежский асессор. В 1919 и 1927гг арестовывался органами ОГПУ за антисоветскую деятельность.
Копанев Павел Николаевич 1891 г.р., уроженец г. Тулы, из семьи мещан, слепой, без определенных занятий, по определению следователя "знахарь".
"Следственное дело за № 7967 по обвинению Павлушкова П.И., Ширяева Д.И., Сенявина А.Г., Дьяконова Г.И. и Копанева П.Н. представить на рассмотрение тройки при управлении НКВД по Тульской области". 19 ноября 1937 года всем им был вынесен смертный приговор. Они были расстреляны в Тесницком лесу 23 ноября 1937 года.8).


ТРОПАРЬ И КОНДАК СВЯЩЕННОМУЧЕНИКУ ПЕТРУ

Тропарь гл.5
Страстотерпче Господень Петре/, ясно веру православную соблюдый/, тезоименитому апостолу подражал еси/, и посрамив раскольников свирепый нрав/, люди Христовы к терпению и мужеству призвал еси/, и еже в вертограде поучал еси/, тожде в кончине твоей явил еси/. сего ради вопием ти/: радуйся добропобедный мучениче.
Кондак гл. 6
Многажды в темницу заключаемый/, непобедим пребыл еси/, нечестивую лесть угасивый своими страданми/, славу неувядаемую приял еси/. темже, о всеблаженне Петре/, молися о душах наших.
Величание
Величаем тя, священномучениче Петре, и чтим честная страдания твоя, яже за
Христа претерпел еси.


ПРИМЕЧАНИЯ

1). А.Л.Казем-Бек. Жизнеописание Святейшего Патриарха Алексия 1. Богословские труды № 34. Издание Московской Патриархии, 1998 г.
2). Цыпин В., протоиерей. История Русской Церкви в 9 кн., М., 1997 г.,кн. 9, стр. 614.
3). ГАТО, фонд ФР – 1963, опись 2, дело 2016.
4). Там же.
5). Там же.
6). Там же.
7). Там же.
8). Архив УФСБ по Тульской обл., дело 7967.

Житие священномученика протоиерея Петра мы сопровождаем рассказом Курхиной Натальи Алексеевны, родственницы монахини Ермогены (Веры Сергеевны Заломовой), духовной дочери священномученика протоиерея Петра, о том, как Господь привел ее на Тульскую Голгофу, Тесницкий лес.

Лет 15-20 назад, почти сразу после моего воцерковления, моя мама рассказала мне, что родная сестра моей прабабушки Вера Сергеевна Заломова была глубоко верующим человеком, помогала священнику, руководила общинкой сестер и может быть была монахиней. Но ни храма, в котором служил этот священник, ни его имени, ни точного адреса, где жила Вера Сергеевна, ни места захоронения Веры Сергеевны мама не знала. И этого не знал никто из моих Московских родственников. Все они были невоцерковлены.
Шли годы моей жизни в Церкви, я все чаще задумывалась о судьбе Веры Сергеевны. Часто при этом мне приходила в голову мысль: "Найди могилу!" Мне казалось, что, наверное, могила этой родственницы неухожена, оставлена и я должна найти ее, чтобы ¬привести все в порядок. Примерно в 2012 году я начала поиски. Сначала расспросила одну семью родных, которые жили в Туле (т.к. в Москве мне говорили, что Заломовы были из Тулы). Других родных в Туле я тогда не знала. Мне ответили, что Вера Сергеевна перед Великой Отечественной войной переехала из Тулы в Подмосковье на 42 км по Казанской железной дороге и похоронена на Щербинском кладбище. Жила я недалеко от Щербинского кладбища в Южном Бутово, т.к. за несколько лет до этого моя семья получила в Южном Бутово квартиру от Правительства Москвы, и поэтому вскоре туда поехала. В августе 2013 года в конторе Щербинского кладбища мне дали номер участка, на территории которого похоронена Вера Сергеевна Заломова, и я с молитвой стала ряд за рядом проходить этот участок и рассматривать надписи на всех могилах. Уже было много времени, но я хотела еще поискать и шла дальше. Когда прошла шесть рядов, у меня, помню, появилась надежда, что скоро найду, осталось немного, и действительно, на 7-ом ряду нашла могилу с деревянным крестом, фотографией монахини на нем и надписью "Мир праху твоему". На табличке было написано "монахиня Ермогена" и ниже на другой табличке "Вера Сергеевна Заломова (1905-31.03.1988 г.)". Однако могила была чиста, ухожена и усажена цветами. Удивилась, что могила ухожена, и оставила записочку в целлофановом пакетике на земле под лампадкой с моим именем, телефоном и просьбой связаться со мной тому, кто ухаживает за могилкой, т.к. я родственница монахини Ермогены, а ничего не знаю о ней.

23 октября 2013 года в день памяти прп. Амвросия Оптинского я приехала на Щербинское кладбище и попросила служащего в часовне священника протоиерея Николая (Киселева) отслужить панихиду на могиле монахини Ермогены. По дороге к могиле монахини Ермогены я рассказала отцу Николаю о своих поисках, о том, что никак не могу найти родных или кого-нибудь, кто знал хотя бы что-нибудь о монахине Ермогене. Отец Николай очень доброжелательно и внимательно отнесся к моей просьбе, тем более что сам он недавно издал книгу "Венец женской святости", и посоветовал узнать в конторе, за кем закреплена могила монахини Ермогены.
В конторе кладбища мне сказали имя женщины, которое мне было незнакомо. Я стала спрашивать у всех родственников, не знают ли они кто это. И наконец Тульские родные мне сказали, что это та родственница, которая живет в доме, где жила Вера Сергеевна Заломова на 42- км. Они же сказали мне примерно название улицы, где находится дом на этой станции. Телефона родственницы у них не было.

И вот 4 ноября 2013 года в день празднования Казанской иконе Пресвятой Богородицы я поехала к этой родственнице на станцию 42 км. Спрашивая у людей, я постепенно нашла дом и познакомилась с ней. Она очень тепло меня встретила и рассказала, что монахиня Ермогена была прихожанкой храма Апостола Филиппа на Арбате и ее духовным отцом был настоятель этого храма протоиерей Василий (Серебренников).

Интересно, что за могилой монахини Ермогены она не ухаживала, т.к. уже долгое время сильно болела и редко выходила из дома. Мне было не понятно, кто же ухаживает за могилой, т.к. я приезжала туда и видела, что кто-то был и приводил все в порядок. И вот в конце ноября позвонила пожилая женщина Александра, откликнулась-таки на мои записочки на могиле монахини Ермогены. Она рассказала, что года три назад они шли с подругой от могилы их приходского почившего священника и обратили внимание на то, что могила монахини Ермогены неухожена. Их никто не просил, а они по своей воле стали ухаживать: покрасили распятие и цоколь ограды, посадили цветы и пропалывали их. Они были совсем чужие люди и ничего не знали о ее жизни, а звали монахиню "наша Ермогена". Александра сказала мне: "А, видно, была на то воля Божия, что мы стали ухаживать за ней".

В декабре 2013 года я поехала в храм Апостола Филиппа на Арбате и стала после службы спрашивать у прихожан, не знают ли они монахиню Ермогену (Веру Сергеевну Заломову, 4.08.1905 г.-31.03.1988 г.), которая была прихожанкой этого храма, духовной дочерью прот. Василия (Серебренникова) и почила 25 лет назад. Никто не знал, но потом меня познакомили с алтарником Николаем, который показал мне 2-ое изд. книги "Свеча Богу" о Московском старце прот. Василиии (Серебренникове), в которой есть рассказ о монахине Ермогене, а позже дал прочитать первую часть дневников монахини Ермогены "О своей жизни". Николай дал мне телефон духовной дочери отца Василия Татьяны Адольфовны Миллер, с которой я позже познакомилась. Потом постепенно я постаралась найти всех духовных чад отца Василия, которые могли быть знакомы с монахиней Ермогеной или что-то знать о ней. Интересна была встреча с Маргаритой Константиновной Большаковой, которая передала сохранившиеся у нее свои и монахини Гликерии воспоминания о монахине Ермогене, написанные вскоре после ее кончины, когда все еще было свежо в памяти. Теперь я узнала, что постриг монахиня Ермогена приняла от архимандрита Германа (Красильникова) в Казанском храме села Шеметово под Сергиевым Посадом. Удивительным было знакомство с Марией Семеновной (чувашкой), которая хорошо знала и Веру Сергеевну, и мою прабабушку Марию Сергеевну. Оказалось, что Мария Семеновна потеряла связь с нашей семьей после кончины обеих сестер (Веры Сергеевны и Марии Сергеевны) и ей это было очень грустно, т.к. она 25 лет молилась о моем дедушке, тете и двоюродном брате, хотя ничего о них не знала. Поэтому, когда я позвонила ей и сказала кто я, первое, что она спросила меня, было: "Наташа, как ты меня нашла?".

Помимо рассказов о монахине Ермогене, меня интересовал вопрос, где могут находиться оригиналы дневников монахини Ермогены, т.к. алтарник Николай дал мне только напечатанный на формате А4 вариант. Но никто об этом не знал. Однажды мое внимание привлекла надпись внизу этих листов: Московский Свято-Данилов монастырь. Издательство "Даниловский благовестник". Тогда я подумала, что может быть дневники монахини Ермогены были напечатаны издательством Данилова монастыря и поехала в монастырь в январе 2014 года. Сначала в библиотеке Данилова монастыря я просмотрела журнал "Даниловский благовестник" с 1992 по 1998 год, но в них не было публикации. Мне посоветовали обратиться в редакцию "Даниловского благовестника", где я познакомилась с Натальей Сергеевной Шапошниковой и Татьяной Викторовной Петровой. На мой вопрос о монахине Ермогене, духовной дочери прот. Василия (Серебренникова), который был знаком с преподобным Георгием Даниловским, Татьяна Викторовна сказала, что о прп. Георгии Даниловском недавно писала Ирина Михайловна Быкова и дала ее телефон. Я сразу из редакции позвонила ей и позже Ирина Михайловна прислала мне все дневники матушки. Это, конечно, было чудо.

Прочитав все дневники, мне очень захотелось поделиться ими со своими родными и знакомыми близкими людьми, что я постепенно и делала. Продолжала я и поиски оригиналов дневников монахини Ермогены и маленькой иконы сщмч. патр. Ермогена, которой пророчески благословил перед своей мученической кончиной настоятель храма 12 Апостолов в Туле сщмч. Петр (Павлушков) Веру Сергеевну Заломову. Дневники и икону я так и не нашла, но за эти четыре года познакомилась с очень многими глубоко верующими и интересными людьми, которым очень благодарна за бескорыстную помощь и поддержку. У священников прот. Николая (Ведерникова), прот. Василия (Бабурина), прот. Сергия (Князева), прот. Владимира (Воробьева), прот. Вячеслава (Смирнова), игумена Ионы (Займовского), которые лично знали прот. Василия (Серебренникова), я просила благословение на устройство места памяти монахини Ермогены и ее духовных отцов сщмч. Петра (Павлушкова) и прот. Василия (Серебренникова) на месте родового дома в Туле, где жила в начале прошлого века семья Заломовых. Прот. Николай (Ведерников), который помнит и отца Василия, и монахиню Ермогену и поминает их в своих молитвах, сказал, что желание это хорошее и если Богу будет угодно, то так и будет, и он благословляет на это. (Это мои слова все-таки, дословно не могу сказать.)

Не менее удивительным для меня было положение дел в Туле. Прежде всего хочу сказать, что я никогда не была в Туле в детстве и юности. Мои дедушка с бабушкой и мама имели теплые дружеские отношения с одной родственницей в Туле, ездили друг к другу в гости, но меня никогда с собой не брали. Первый раз в своей жизни я поехала в Тулу 30.12.2013 года именно для того, чтобы увидеть храм 12 Апостолов, настоятелем которого был священномученик прот. Петр (Павлушков), а Вера Сергеевна и вся семья Заломовых были прихожанами. Также я хотела найти могилу Заломовых на Всехсвятском кладбище и поискать родных, которые могли бы мне хоть что-то рассказать о монахине Ермогене. С Божией помощью это все осуществилось. В "Одноклассниках" я обратилась ко многим женщинам с фамилией Заломова и одна из них оказалась четвеюродной сестрой моей мамы. С помощью этой родственницы и архивных справок мы составили родословную, занявшую в ширину 4 метра! В нашем роду Заломовых было много многодетных семей; например, у монахини Ермогены было 16 братьев и сестер, а у ее отца -- 8 братьев и сестер. И только теперь я увидела фотографию своих прапрадедушки Сергея Ивановича и прапрабабушки Александры Семеновны, а также прапрапрабабушки Акулины Ивановны.

Узнав место захоронения семьи Заломовых на Всехсвятском кладбище (а это примерно 13 могил) и познакомившись с родственниками, я предложила им отслужить на кладбище панихиду по усопшим родным из рода Заломовых. И вот в августе 2015 года любимый многими Тульский батюшка протоиерей Владимир (Патрин) отслужил с нами первую панихиду, а в августе 2016 года -- вторую. Всех нас объединила общая память о праотцах, которая как бы вновь всколыхнулась дневниковыми записями монахини Ермогены и многими сохранившимися фотографиями. У священников в Туле протоиерея Владимира (Патрина) и у настоятеля храма 12 Апостолов в Туле протоиерея Льва (Махно) я также просила благословение на устройство места памяти монахини Ермогены и двух ее духовных отцов Сщмч. Петра (Павлушкова) и прот. Василия (Серебренникова). Побывав в Тульской Духовной Семинарии я узнала, что материалами о новомучениках и исповедниках Российских занимается проректор ТулДС по учебной работе протоиерей Игорь (Агапов). Ему я выслала дневники монахини Ермогены, а он прислал мне житие сщмч. Петра (Павлушкова). Конечно, я была очень ему благодарна за это. Теперь я узнала вполне, что был за человек священномученик Петр и какая нелегкая была у него судьба. Размышляя обо всем прочитанном и узнанном, я часто вспоминала слова монахини Ермогены из ее дневников о том, что отец Петр "очень любил нашу семью", "был больше, чем родным отцом для всех", особенно после смерти мамы большого семейства, когда на плечи юной Веры легли все заботы о младших братьях, сестре и пожилом отце. Вспоминала и то, что семья сщмч. Петра, его матушка и пятеро деток, любили Веру "как родного человека", "переживали за все ей предстоящие трудности и скорби", которые должны были последовать после согласия Веры занять место ктитора в храме 12 Апостолов. И мне захотелось передать дневники монахини Ермогены потомкам отца Петра, думая, что может быть они не знают всего этого. Спросила у священников в Туле, живы ли дети и внуки сщмч. Петра, но мне ответили, что о судьбе потомков сщмч. Петра ничего не известно, что скорее всего все погибли. Мне было очень горько это услышать. И тогда подумала, что если у сщмч. Петра не осталось никого из родных, то в благодарность о заботе и любви к нашей семье, я тем более буду заботиться об увековечивании памяти этого святого человека. Из жития сщмч. Петра (Павлушкова) мне стало известно, что он был захоронен после своей мученической кончины где-то в Тесницком лесу.

16 сентября в день памяти Тульских святых в часовне в Тесницком лесу митрополит Тульский и Ефремовский Алексий служил Божественную Литургию. В этот день я приехала в Тесницкое, а потом приезжала туда еще три раза: в день кончины сщмч. прот. Петра (Павлушкова) 23 ноября, в день кончины сщмч. еп. Белевского Никиты (Прибыткова) 3 января и в день кончины сщмч. архим. Оптинского Исаакия II (Бобракова) 8 января. Все они захоронены в Тесницком лесу. В каждый свой приезд на это поистине святое место я от всего сердца молилась святым мученикам за веру Христову, "показавшим многим путь ко спасению" (слова из акафиста новомученикам и исповедникам Церкви Русской, кондак 7).

О Тесницком можно прочитать информацию на сайте Тульской епархии, а также на сайтах http://btula.ru/fullbrend_347.html и http://karta.psmb.ru/karta/articlesingle/ehtot-strashnyi-tesnickii-les/

 
    france      Spain