2.png
Бутовский полигон – крупнейшее в Московском регионе место массовых расстрелов и захоронений жертв сталинских репрессий. Сегодня известны имена 20760 человек здесь убиенных. Эти люди были расстреляны в течении очень короткого периода времени, с августа 1937г. по октябрь 1938, а полигон функционировал с 34 по 53 год…
Те, о ком мы знаем – мужчины и женщины в возрасте от 14 до 82 лет, представители 73 национальностей, всех вероисповеданий, всех сословий, но большинство из них, простые рабочие и крестьяне – русские православные люди.
Около 1000 человек, из числа погребенных в Бутово, пострадали как исповедники Православной Веры, более трехсот, сегодня прославлены в лике святых.
Название нашего сайта – martyr (мартир), происходит от греческого μάρτυς, что в буквальном переводе значит – свидетель, на русский чаще переводится как мученик. Сайт посвящен, прежде всего, убиенным на Бутовском полигоне за Православную Веру, но не только. Мы собираем и публикуем материалы о всех пострадавших в Бутово и иных местах в годы репрессий, независимо от их национальности и вероисповедания.

БУТОВСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

02.12

 

В этот день в 1937 на Бутовском полигоне за веру пострадали: 

сщмч. Сергий (Махаев), прот.;

прмч. Иоасаф (Крымзин), игумен;

прмч. Петр (Мамонтов), иером.;    

сщмч. Иаков (Бриллиантов), свящ.;

мч. Тимофей (Кучеров);

священник Кирилл (Чмель);

монахиня Пантелеймона (Гончарова);

Елисавета (Виноградова);

Анастасия (Кулева)

и иже с ними расстрелян 201 человек

подробнее

france Spain

4 ноября - день памяти нашей прихожанки и редактора Книги памяти "Бутовский полигон" Ксении Федоровны Любимовой

Ксения Федоровна считала даром Божиим в своей жизни - возможность извлекать из беспамятства имена невинно убиенных людей, воскрешать их, переписывая в архиве шариковой ручкой, а затем внимательно перепечатывая каждую букву на машинке дома. Она так же написала совместно с Лидией Алексеевной статью о генералах Первой мировой войны, расстрелянных на Бутовском полигоне. Эта тема была особенно важна для Ксении Федоровны, так как её отец, Фёдор Александрович Любимов, был полковником царской армии и имел боевые награды за участие в Первой мировой войне. Его расстреляли не в Бутово, а в Казахстане 16 августа 1937 года. Ксении тогда было всего 10 лет, но она отчетливо запомнила арест отца: как смеясь, сотрудники НКВД рассматривали фотографии из семейного альбома, и как никто из родных не пошел проводить арестованного до грузовика. Будто остановилось время на часах, и все замерли в тот роковой момент. А папа уходил из дома в белых брюках и белой рубашке, и дочь чувствовала, что не увидит его больше никогда.

Только любовь к отцу осталась неизменной. Дочь всю жизнь не прекращала поисков родителя, но узнала правду о его расстреле только в 1988 году. В 2005 году Ксения Федоровна издала книгу, написанную Федором Александровичем "Зоопсихология животных как основа обучения лошади". Отец будучи кавалеристом очень чутко относился к лошадям, придумал для этих животных конский противогаз, галоши, щетку-скребницу, бормашину для подрезания копыт. Фёдор Александрович понимал лошадей, знал особый подход к ним и старался облегчить их страдания на войне.

В 1935 году отца отправили вместе с семьёй из Ленинграда в ссылку в Казахстан. Жили в тяжёлых условиях, часто впроголодь, иногда даже ловили и ели тушканчиков. Однако папа был энергичным, всегда находил работу, чтоб прокормить семью, а вот после ареста отца стало очень трудно. Одной пожилой прихожанке Ксения Федоровна рассказывала, как уже после ареста их с мамой из Казахстана отправили на другое место жительства, пришлось ехать в трюме парохода по Енисею. Многие ссыльные там заболели и умерли, живых высадили в Дудинке, людей поселили прямо в палатках на берегу. Ещё она вспоминала, как долго блуждали по тайге в поисках поселка, где надо было зарегистрироваться в органах, как они устали от этих походов и им помогли добрые люди. Подробнее о детских и юношеских годах жизни можно прочесть в мемуарах Ксении Федоровны.

На чужбине девушка окончила среднюю школу и только в 1945 году переехала жить к бабушке в Москву, чтоб получить высшее образование.
40 лет Ксения Федоровна проработала в нефтяной промышленности, ездила в длительные командировки, под её управлением работали мужские бригады.
В 1992 году Ксения Федоровна Любимова одной из первых стала заниматься картотекой расстрелянных на Бутовском полигоне. Однако изначально группа под руководством Михаила Борисовича Миндлина, в которую входила Ксения Федоровна, ещё не знала словосочетание "Бутовский полигон", это выяснилось позднее. Один раз в неделю в здании ФСБ работали с восемнадцатью расстрельными книгами , на основе которых составлялись карточки о жертвах репрессий, в которых значились имя, фамилия, отчество, год и место рождения, место работы и должности, дата расстрела. Позднее составление картотеки продолжилось в ГАРФе. На основе этой информации появилось восьмитомное издание "Бутовский полигон 1937-1938 годы. Книги памяти жертв политических репрессий". Выпуск этих книг стал возможным благодаря личному подвигу редакционной коллегии, и прежде всего Головковой Лидии Алексеевны и Любимовой Ксении Федоровны. Приходилось работать в напряженном быстром темпе, нужно было изучать по 3 000 следственных дел за год, проверить данные, найти авторов для вступительных научных статей. Работа длилась 8 лет - с 1996 по 2004 год. Ещё в период работы в ГАРФе Ксения Федоровна стала составлять отдельный список убиенных священнослужителей, который вручила Варваре Васильевне Чёрной, внучке расстрелянного на Бутовском полигоне митрополита Серафима (Чичагова). Варвара Васильевна передала имена патриарху Алексею ll. Ксения Фёдоровна стала свидетелем первой литургии и установки поклонного креста на Бутовском полигоне, строительства деревянного храма и раскопа в одном из рвов в 1997 году. Это было сделано для того, чтоб подтвердить массовые расстрелы людей в Бутово. Она вместе с Лидией Алексеевной даже спустилась в этот раскоп. То, что увидели, нельзя было назвать могилой: на двенадцати квадратных метрах обнаружены останки 149 человек, вперемешку лежали кости, черепа, обувь. Все впечатления прошли через сердце - ведь отец скорее всего покоился в таком же рве...

Конечно, были и утешения: в Бутово появилось много друзей, она стала петь в церковном хоре, вместе с Лидией Алексеевной съездила во французский город Дивон, куда их пригласила погостить дочь расстрелянного генерала Николаева, о котором писала Ксения Федоровна. Теперь можно открыто говорить о своих чувствах, а в юности мама часто просила дочь быть осторожной и не рассказывать другим об отце. Материалы, подготовленные Ксенией Фёдоровной, помогали многим вновь обрести дорогие имена и место их захоронения. И ещe - узнать правду о расстрелах безвинно погибших, которую Ксения Федоровна искала всю жизнь. Каждый свой приезд в храм на Бутовский полигон она называла праздником. Дай Бог и нам сохранить такое трепетное и благоговейное чувство перед болью и подвигом лежащих во рвах. Теперь, к счастью, мы можем вчитываться в их имена, высеченные на гранитных плитах, проходя по аллее "Сада памяти". Имена, которые собирала с любовью многие годы Ксения Федоровна.


Мамонова Ольга.

 

 

 

Книга Памяти жертв политических репрессий

 

Группа Миндлина - работа с архивно-следственными делами в Московском управлении КГБ