7.png
Бутовский полигон – крупнейшее в Московском регионе место массовых расстрелов и захоронений жертв сталинских репрессий. Сегодня известны имена 20760 человек здесь убиенных. Эти люди были расстреляны в течении очень короткого периода времени, с августа 1937г. по октябрь 1938, а полигон функционировал с 34 по 53 год…
Те, о ком мы знаем – мужчины и женщины в возрасте от 14 до 82 лет, представители 73 национальностей, всех вероисповеданий, всех сословий, но большинство из них, простые рабочие и крестьяне – русские православные люди.
Около 1000 человек, из числа погребенных в Бутово, пострадали как исповедники Православной Веры, более трехсот, сегодня прославлены в лике святых.
Название нашего сайта – martyr (мартир), происходит от греческого μάρτυς, что в буквальном переводе значит – свидетель, на русский чаще переводится как мученик. Сайт посвящен, прежде всего, убиенным на Бутовском полигоне за Православную Веру, но не только. Мы собираем и публикуем материалы о всех пострадавших в Бутово и иных местах в годы репрессий, независимо от их национальности и вероисповедания.

БУТОВСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

26.09

В этот день в 1937 на Бутовском полигоне за веру пострадали: 

иеромонах Евгений  (Анохин);

Николай (Михайлов)          

и иже с ними расстреляно 292 человека
подробнее

france Spain

Экспедиция «ОНЕГА-2019»

C 26 июля по 4 августа участники молодежного движения нашего прихода, совместно с ребятами из храмов Царя Страстотерпца Николая II в Аннино и святителя Иннокентия в Бескудникове приняли участие в исследовательской экспедиции «ОНЕГА-2019», организованной благотворительным фондом «Святыни нашей Родины» и Государственным академическим университетом гуманитарных наук с целью сбора и анализа биографической информации о репрессированных священнослужителях Русской Православной Церкви, приговоренных к ссылке в конце 1920-х – начале 1930-х гг. в Поонежье (Архангельская обл.)

Основным источником и стимулом для организации экспедиции послужил дневник протоиерея Иоанна Серова. Одна из глав дневника повествует о ссылке отца Иоанна и его барачной жизни на реке Шогле, походе в город Онегу за документами об освобождении и возвращении домой, в Житомир. Часть пройденного отцом Иоанном пути (Большой Бор – Поле – Усолье – Чуново – Обозерская) была выбрана в качестве маршрута экспедиции.

Научная программа экспедиции включала сбор и анализ сведений (в том числе документальных свидетельств) о священниках и мирянах, упомянутых в дневнике отца Иоанна, а также посещение музея сельского быта в Большом Бору и историко-мемориального музея в Онеге. При поддержке Клуба онежских краеведов состоялся круглый стол, на котором были представлены и обсуждены предварительные результаты экспедиции.

Незадолго до завершения экспедиции ее участники дали интервью районной газете «Онега». Предлагаем Вашему вниманию подготовленную на его основе публикацию.

Тракт испытаний

Три дня и три ночи под холодным дождем по тайге, по болотам – такой запомнят свою первую научно-исследовательскую экспедицию, прошедшую по нежилой территории Онежского района, молодые москвичи.

Маршрут экспедиции пролёг по старому тракту от станции Обозерская до деревень Поле и Большой Бор. Именно этот путь преодолел пешком в 30-е годы прошлого века отец Иоанн Серов, высланный в глухой северный край вместе с другими «врагами народа». О днях своего пребывания в поселке спецпереселенцев на реке Шогле, в нескольких километрах от Усолья, а также о пути, проделанном пешком в Онегу за документами и обратно, до Обозерской, откуда поездом уехал домой, он написал в дневнике. Эти записи были размещены в Интернете, а в 2004 году опубликованы в Житомирском издательстве НИ-КА.

В состав экспедиции вошли молодые люди и девушки из разных приходов Москвы, журналисты газеты «Вера-Эском», оператор, заснявший экстремальное путешествие.

Три самых холодных, непогожих июльских дня в окружении практически одних болот. Вода сверху, вода снизу, вода в сапогах. От тракта осталось лишь направление. Таким увидели участники экспедиции свой путь. Постоянно приходилось огибать большие, таящие неизвестную опасность лужи, бороться с трясиной за сапоги. Две ночи провели в палатках, одну – в охотничьей избе. О ней – особые впечатления.

- До сих пор мы только слышали, читали о том, что такие избушки существуют, – рассказывают ребята. – Очень удивительно, когда на самом деле идешь по лесу и вдруг выходишь к охотничьей избе, в которой есть все для того, чтобы замерзший и уставший человек мог растопить печь и что-то поесть. Когда уходишь, оставляешь дрова и продукты для следующего странника.

Путешественники благодарны своему проводнику, бывшему учителю начальной военной подготовки и трудового обучения Кодинской школы Анатолию Викторовичу Ковалеву. Сейчас он живет в поселке Обозерский. Как охотник-любитель, хорошо знает те глухие места, по которым предстояло пройти экспедиции. Он грамотно распределил силы молодых людей и девушек, чтобы хватило от одного привала до другого. Большая его заслуга и в том, что местные жители знают об отце Иоанне Серове. Анатолий Викторович распечатал ту часть дневника, в которой говорится о пребывании отца Иоанна на Шогле, заламинировал листы и оставил в домике связистов, недалеко от предполагаемого места лагеря, где каждый посетитель может их прочитать.

- С точки зрения научно-исследовательской экспедиции у нас, кроме дневника, нет никаких источников, – продолжают разговор ребята. – Мы узнали, что в Поле местный житель Иван Бурлаков сделал выписку из церковной книги. В ней удалось найти имена значительной части тех людей, которых отец Иоанн упоминает в своем дневнике. На основании этого мы сделали вывод, что все эти люди реально существовали. Чтобы уточнить некоторые данные, мы планируем сделать запрос в Архангельский архив ФСБ.

В дневнике упоминаются еще два священника, находящихся в ссылке вместе с отцом Иоанном Серовым. Архимандрит Каллист (Павлов) скончался в ссылке, и участники экспедиции попытались найти место его захоронения. Архимандрит Анатолий (Марков) до ареста в 1937 году служил в Большом Бору. Сегодня там продолжают жить его потомки, имя священника не забыто.

- Покорило добродушие и гостеприимность жителей, которые встречались на нашем пути, – делятся молодые москвичи. «Люди сразу отзывались на наши просьбы, нужды. В селе Поле нас разместили в доме, позволили натопить печь, предложили помыться в бане. Тут же женщины принесли молоко и творог. Тепло сердец местных жителей согревало нас, несмотря на дождь и бездорожье. В дневнике отец Иоанн писал о том, как в онежских деревнях, в частности, в Поле у местной жительницы Павлы Павловны Колесовой, он останавливался в пути, и как люди помогали, чем могли, несмотря на строгие запреты. Удивительно, что и в Поле, и в Большом Бору мы встретили то же гостеприимство и радушие, что и отец Иоанн 80 лет назад».

Головченко О. Тракт испытаний // Онега. 10.08.2019 (http://onegared.ru)

 

Ребята от всей души благодарят главу Чекуевского сельского поселения Елену Михайловну Олуферову, Галину Панкову, Татьяну Казакову, Тамару Лапину, Анатолия Викторовича Ковалева, Сергея Александровича Куплина и всех жителей Поонежья оказавших помощь и поддержку в ходе экспедиции.

ФОТОГАЛЕРЕЯ

ещё больше фото

***

Обзорная справка по архивному уголовному делу Серова Ивана Андреевича

«Серов Иван Андреевич, он же о. Иоанн, 1876 года рождения, уроженец с. Стрелецкая Слобода Севского уезда Орловской губернии, русский, происходит из семьи мещан, образование среднее духовное. Женат, жена Евпраксия Павловна 50 лет, сын Алексей. Проживал в Житомире по адресу: ул. Дубенская, д. 2.

Арестован Оперативным сектором ГПУ УССР в ночь с 16 на 17 марта 1931 года. Обвинялся в преступной деятельности, выразившейся в активном участии в контрреволюционной организации, ставящей себе целью свержение существующего строя в СССР и систематическое ведение антисоветской агитации с целью подрыва Советской власти. Является одним из руководителей группы так называемого «Свято-Николаевского братства», которая ставила перед собой цель группировки интеллигенции, не признающей Советскую власть. В его действиях видны признаки преступлений, предусмотренных статьями 54-10, 54-11 УК УССР.

Заключительным постановлением Житомирского оперативного сектора ГПУ УССР от 6 октября 1931 года возбуждено ходатайство перед Особым совещанием при коллегии ГПУ УССР об административной высылке из пределов УССР на Север сроком на пять лет. Осужден 13 ноября 1931 года Особым совещанием при коллегии ГПУ УССР по статьям 54-10, 54-11 УК УССР к высылке через ПП ОГПУ в Северный край сроком на три года, считая срок с 17 марта 1931 года.

Заключением прокурора Житомирской области от 28 марта 1994 года на Серова Ивана Андреевича распространяется действие статьи 1 Закона УССР «О реабилитации жертв политических репрессий в Украине» от 17 апреля 1991 года, и он подлежит реабилитации из-за отсутствия доказательств, подтверждающих обоснованность привлечения к ответственности».

Из книги «Дневник Протоиерея Иоанна Андреевича Серова». Житомир: НИ-КА, 2004.