2.png
Бутовский полигон – крупнейшее в Московском регионе место массовых расстрелов и захоронений жертв сталинских репрессий. Сегодня известны имена 20760 человек здесь убиенных. Эти люди были расстреляны в течении очень короткого периода времени, с августа 1937г. по октябрь 1938, а полигон функционировал с 34 по 53 год…
Те, о ком мы знаем – мужчины и женщины в возрасте от 14 до 82 лет, представители 73 национальностей, всех вероисповеданий, всех сословий, но большинство из них, простые рабочие и крестьяне – русские православные люди.
Около 1000 человек, из числа погребенных в Бутово, пострадали как исповедники Православной Веры, более трехсот, сегодня прославлены в лике святых.
Название нашего сайта – martyr (мартир), происходит от греческого μάρτυς, что в буквальном переводе значит – свидетель, на русский чаще переводится как мученик. Сайт посвящен, прежде всего, убиенным на Бутовском полигоне за Православную Веру, но не только. Мы собираем и публикуем материалы о всех пострадавших в Бутово и иных местах в годы репрессий, независимо от их национальности и вероисповедания.

БУТОВСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

20.06

 

В этот день в 1938 году на Бутовском полигоне за веру пострадал: 

священник Александр (Дюкарев)

и иже с ним расстреляно 159 человек
подробнее

france Spain

Что происходит?

stalin5 февраля Всемирный русский собор поддержал идею «в дни памятных дат» переименовывать Волгоград в Сталинград. Священник Кирилл Каледа, сын участника Сталинградской битвы, приглашает всех сторонников возвращения имени Сталина в топонимику приехать на Бутовский полигон.

Я что-то не понимаю. Не понимаю, что происходит.

Что такое Сталинградская битва, я знаю с тех пор, что себя помню. Я понял ее значение, сидя на коленях отца и прижимаясь к его груди, увешанной орденами и медалями, среди которых была и медаль «За оборону Сталинграда». Мой отец — участник этого сражения с самого его начала, июньских боев на Дону, до самого конца, разгрома немецкой группировки в феврале 1943-го. Начальник радиостанции дивизиона гвардейских минометов, катюш, он летом 1942-го в течение длительного времени находился на наблюдательном пункте, расположенном в центре города, в той 200-метровой полосе, которая удерживалась нашими войсками, там, где было трудно укрыться от вражеских пуль и снарядов и было невозможно никуда деться от все пронизывающего трупного запаха, исходящего от тысяч разлагающихся под южным солнцем тел погибших. Дед моей супруги, кадровый военный, пропал без вести в августе 1942-го тоже под Сталинградом.

Вчера, в день прп. Ксении и блаж. Ксении Петербургской, я после службы вез домой нашу прихожанку, рабу Божию Ксению, одну из первооткрывательниц Бутовского полигона, восьмидесятилетнюю старушку. Когда она услышала наш с другом разговор о предложении возвратить городу на Волге имя Сталина, она с болью в голосе сказала: «Я до сих пор просыпаюсь по ночам, мучаясь вопросом: какое они имели право взять моего отца и убить? Как они могли это сделать?»

Ее отец, полковник Русской армии, был расстрелян 75 лет тому назад, в 1937 году в казахстанской степи недалеко от ст. Эльба, подобно тому, как были расстреляны в предвоенные годы тысячи не только русских, но и красных офицеров, подобно тому, как мог быть расстрелян в сталинградской степи и мой отец, когда в 1942-м он заступился перед офицером за своего товарища и был поставлен без гимнастерки на крой ровика и на него был наведено дуло пистолета. По словам его товарищей, только спокойствие отца — а он молился — удержало палец офицера от нажатия на курок.

Я не понимаю, как можно, не приведя в достойный вид могилы миллионов наших соотечественников, невинно пострадавших от большевистской власти, а нередко уничтоженных по прямому указанию Сталина, говорить о возвращению имени этого человека в нашу топонимику. Не понимаю. Поэтому прошу тех, кто может это объяснить и оправдать, приехать на Бутовский полигон. Мы пройдем с вами под дубами, которые были свидетелями событий 1937–1938 годов, подойдем ко рвам, в которых лежат пятнадцатилетний мальчик, Миша Бороненков, и восьмидесятидвухлетний старец, митрополит Серафим Чичагов, лежат три брата Викентий, Владимир и Роман Смерчко и их сестра Нина с мужем Казимиром Взентиком, лежит мой дед, священник Владимир Амбарцумов, и многие и многие другие, и здесь, у этих рвов, вы объясните мне, кому и зачем это нужно. Я очень постараюсь вас понять. Приезжайте.

Священник Кирилл Каледа, настоятель храма Святых новомучеников и исповедников российских в Бутове
7 февраля 2013 года, день 95-й годовщины мученической кончины сщмч. Владимира, митрополита Киевского и Галицкого. Бутовский полигон


Большой Город