2.png
Бутовский полигон – крупнейшее в Московском регионе место массовых расстрелов и захоронений жертв сталинских репрессий. Сегодня известны имена 20760 человек здесь убиенных. Эти люди были расстреляны в течении очень короткого периода времени, с августа 1937г. по октябрь 1938, а полигон функционировал с 34 по 53 год…
Те, о ком мы знаем – мужчины и женщины в возрасте от 14 до 82 лет, представители 73 национальностей, всех вероисповеданий, всех сословий, но большинство из них, простые рабочие и крестьяне – русские православные люди.
Около 1000 человек, из числа погребенных в Бутово, пострадали как исповедники Православной Веры, более трехсот, сегодня прославлены в лике святых.
Название нашего сайта – martyr (мартир), происходит от греческого μάρτυς, что в буквальном переводе значит – свидетель, на русский чаще переводится как мученик. Сайт посвящен, прежде всего, убиенным на Бутовском полигоне за Православную Веру, но не только. Мы собираем и публикуем материалы о всех пострадавших в Бутово и иных местах в годы репрессий, независимо от их национальности и вероисповедания.

БУТОВСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

20.08

В этот день в 1937 на Бутовском полигоне за веру пострадали: 

сщмч. Алексий (Воробьев), прот.;

сщмч. Димитрий (Миловидов), свящ.;

сщмч. Елисей (Штольдер), диакон;

священник Алексий (Касимов);

Алексий (Принцеватов)

и иже с  ними расстреляно 129 человек

В этот день в 1938 на Бутовском полигоне было расстреляно 116 человек.

 

подробнее

france Spain

Крестный ход бутовских прихожан по Бутовско-Соловецкому меридиану (часть 4)

 К Святому Преподобному и Богоносному отцу нашему

Александру Свирскому

Тайновидец Святой Троицы - св. прп. Александр СвирскийНесколько лет назад, едва вернувшись из Свято-Троицкого Александро-Свирского монастыря, мы приехали на Бутовский полигон. И здесь, в верхнем Храме Воскресения Христова и Новомучеников и Исповедников Российских, в его недавно освященном митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием правом приделе, неожиданно для себя увидели большую икону, от которой еще так недавно не могли оторвать глаз в Свирской обители – «Явление Св. Троицы Св. Преп. Александру Свирскому Чудотворцу». Тихая радость охватила нас. В тот миг мы ощутили и наше духовное единение, и нашу общую незримую неслучайную связь со столь дивным молитвенником, расценив это как благословение прп. Александра на новую встречу с его святою обителью. И вот теперь мы, уже бутовские паломники, - участники Крестного хода по святым местам Русского Севера, вновь на земле молитвенных и трудовых подвигов Преподобного.


По  дороге в Свирское

Автобус, что везет нас из Лодейного Поля в Свято-Троицкий Александро-Свирский монастырь по Мурманской трассе М-18 «Кола», делает привычный поворот налево у 253 километра в сторону Старой Слободы. Еще 5 км пути - и мы у ворот обители.

Все здания этого древнего монастыря, небесным покровителем которого является сам св. Александр Свирский, наконец-то полностью возвращены Церкви. И перемены к лучшему, что произошли здесь за эти последние 3 года, - разительны. А ведь было такое!..

Экскурсовод Марина с благоговением напоминает, что лишь дважды за всю историю открывался Троичный Бог взору человеческому. В ветхозаветные времена - св. Аврааму у дуба Мамврийского, в новозаветные - св. прп. Александру Свирскому, просиявшему в этих северных землях Руси.

Преподобный Александр  — один из немногих православных святых, канонизированных вскоре после своей праведной кончины (через 14 лет!). Житие святого дошло до нас в передаче его ученика, постриженника и преемника по настоятельству - игумена Иродиона (Кочнева; 1 пол. XVI в.).

Всего лишь двумя днями ранее наш Крестный ход покинул остров Валаам, омываемый волнами студеной Ладоги, место, где начинался когда-то иноческий путь этого богодухновенного старца. И вот теперь мы в святой обители, основанной им по повелению Бога-Троицы.

Святой инок Александр, напоминает нам Марина, был младшим «обетным» ребенком в многодетной вепсской семье. Он родился 15 июня 1448 года в приладожском селе Мандеры (Сермакса) на правом берегу реки Оять в земле Новгородской, против Островского Введенского (тогда - мужского) монастыря, и в святом крещении был наречен Амосом.

 

Икона свв. Сергия и Варвары

Река ОятьВведено-Оятский монастырьРодители мальчика - Стефан и Васса (в прологе Синодального издания 1877г. именуемая Василиссою) - небогатые благочестивые крестьяне, воспитывали своих детей в строгом христианском духе.

По достижении зрелого возраста Амос, возревновав о Господе, отказался от мысли о женитьбе и начал всерьез помышлять об оставлении грешного мира ради спасения своей души. Встреча с монахами Валаамского мужского монастыря, о строгости и благочестии братии которого юноша был уже весьма наслышан, лишь укрепила его на этих стезях.

Долго длилась его беседа с валаамскими черноризцами об их святой обители, ее уставе, трех родах жизни иноческой... Еще более воодушевленный этим общением Амос окончательно утвердился в мысли идти на Валаам, ибо любовь его ко Господу была сильнее любви к миру и сыновней любви. Помнил он слова Иисуса Христа: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною…» (Мат. 16:24).

Вскоре, оставив свой дом, он переправился через Свирь и вышел на берег Рощинского озера, где услышал таинственный голос, возвестивший ему о том, что на сем месте он создаст обитель. Охваченный священным трепетом юноша продолжил путь на Валаам, сопровождаемый неожиданным спутником, посланным ему свыше. А по пришествии - был любезно принят валаамским игуменом Иоакимом, прозревшем в нем «избранное чадо Божие». Когда же истекло время монашеского искуса, 26-летний Амос принял постриг с именем Александр (1474 г.). Небывалое усердие молодого подвижника в тяжких трудах, посте и молитве вскоре снискало ему всеобщую любовь валаамской братии.

Когда же огорченный и разгневанный отец, как о том пишет игумен Иродион, прибыв на Валаам, попытался вернуть беглеца-сына под отчий кров, тот не только успокоил родителя, но и сумел убедить отца и мать самих принять постриг. Как же сильны были молитвы преподобного! И сколь непостижим для нас Промысел Божий!!! Престарелый Стефан был пострижен с именем Сергий, Васса — с именем Варвара.

По праведной кончине своей они были упокоены в стенах обители, ныне известной как Введено-Оятский женский монастырь. Могилы святых праведников и сейчас почитаются как главные святыни этой древней обители на берегу Ояти.

Сам же Александр, не забывая поминать своих родителей в каждодневных молитвах, продолжал укрепляться в вере и в подвигах, «восходя от силы к силе, от славы к славе», все более изумляя суровостью своего жития даже самых строгих Валаамских старцев-аскетов. Он подвизался и в общежитии, и в уединенном безмолвии на отдаленном острове, ныне именуемом – Святым.

Тот из бутовских паломников, кто побывал ранее на Святом острове в нынешнем валаамском ските Александра Свирского и пообщался со скитоначальником - отцом Василием, мог услышать немало рассказов о житии и подвигах святого, помолиться в узкой и сырой пещере, где подвизался валаамский отшельник, и куда с трудом может протиснуться лишь один человек. А после - увидеть ископанную руками прп. Александра для самого себя могилу, о чем повествует тамошнее предание.

У пещеры прп. Александра на Святом острове

В пещере

Крест у могилы, ископанной преподобным














Всего лишь пару минут назад наш автобус миновал Святое озеро, что открылось нам справа по ходу. На его берегу раскинулась Новая Слобода, примыкающая к территории Троицкой части Александро-Свирской обители. Еще во времена игуменства прп. Александра от верхнего озера был выкопан канал к нижележащему Рощинскому озеру, что требовалось для возведения водяной мельницы. Однако внезапно хлынувший  поток оказался столь мощным, что грозил затопить и сами монастырские постройки. Но силой молитвы святого подвижника стихия была остановлена, и строительство мельницы - благополучно завершено.   


В святой обители

Входим в сводчатую арку Троицкой части. Троицкий собор на высоком подклете. Церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Колокольня. Каре братских келий еще не восстановлено, но психиатрическая больница выведена, и ремонтно-восстановительные работы идут полным ходом. Место обязывает!

Троицкий собор предстал пред нами во всей ослепительной красе новгородской старины. Будто из древности доносились до нас и голоса поющей в нем братии, возносящиеся к высоким сводам. Они вырывались наружу в едином молитвенном порыве, чистые, сильные, потрясающие до глубины души человека, остановленного внезапным откровением: «Вот оно – небо на земле!». 

Взбираемся  по высокой каменной лестнице. В  соборе - Божественная литургия. Повинуясь  молитвенному пению, взгляд невольно устремляется вверх, а там - «растворяется» в ярких  и сочных красках храмовых фресок. На них – сцены из Книг Бытия  и Исход, Страсти Господни, Страшный Суд, в алтаре – Святые Таинства, Святители… И эта яркость старинных красок – не результат недавнего поновления, а признанное чудо - самообновление фресок.

 

Самообновляющиеся фрески в Троицком соборе

Троицкий собор обителиПосле Божественной литургии мы продолжаем знакомство с житием и деяниями преподобного и с историей его обители.

Еще будучи на Валааме, продолжает свой рассказ  Марина, стоял как-то преподобный на уединенной молитве. Вдруг слышит божественный голос: «Александре, изыди отсюду, и иди на преждепоказанное ти место, в немже возможеши спастися». И видит великий свет, указавший ему путь на юго-восток, туда, где еще юношей останавливался он на пути в Валаамскую обитель. Так, испросив на то игуменское благословение, отправился он на указанное ему место близ реки Свирь, где «небольшой, но красивый бор изобиловавший лесом и озерами; и до того времени никто из людей не жил на том месте».

И было это на берегу Рощинского озера, что невдалеке от озера Святого, где прп. Александр в молитвенных подвигах и молчании прожил семь лет, питаясь не хлебом, а «растущею здесь травою» в полном уединении.

Однако не таковым оказался о нем Промысел Божий. Место и подвиги преподобного были открыты вопреки его воле заплутавшему на охоте боярину Андрею Завалишину (в монашестве – св. Адриану Ондрусовскому), а через него - и другим людям. Вот так здесь и появилась обитель, устроенная по велению свыше. Слава ее основателя как прозорливца и врачевателя недугов телесных и духовных стала распространяться и шириться также вопреки желанию самого преподобного.

На 23-м году жительства св. Александра в пустыни вновь ему явился неземной свет, и увидел он Трех Мужей, вошедших к нему. Они были одеты в светлые одежды и освещены славою небесною, «сияя светлее солнца», и у каждого был в руке посох. Из уст Их святой услышал повеление: «Возлюбленне, якоже видиши в Триех Лицех глаголюща с тобою, созижди Церковь Отца и Сына и Святаго Духа, Единосущныя Троицы. ... Аз же ти мир Мой оставляю, и мир Мой подам ти». После чего, отмечается в Житии, преподобный увидел Господа, «распростертыми крыльями, как бы ногами, идущим по земле; и затем Он стал невидим».

Часовня на месте явления Бога-Троицы прп. Александру

Бутовский крест на месте явления Бога-Троицы

Увлеченные этим необыкновенным рассказом нашего экскурсовода, незаметно для себя подошли мы ко второй – Преображенской части Александро-Свирского монастыря. Именно здесь и находилась некогда отходная пустыня преподобного.

Еще на подходе мы увидели небольшую каменную часовенку, что была построена на месте старого колодца, вырытого самим преподобным. В советское время там оборудовали бензоколонку. И лишь осенью 1998 года монахи возрождающегося Александро-Свирского монастыря расчистили старинный колодец, подняв из его недр толстый слой грунта, засыпав дно чистым песком и положив кольца.

Братия рассказывают, что  при раскопках открылся старый сруб  времен прп. Александра. Удивительно, но некоторые бревна хорошо сохранились. На дне же колодца открылось самое интересное: деревянный короб с черным камнем – шунгитом внутри, этим природным очистителем воды. «Так святой Александр, - говорят братия, - позаботился обо всем заранее!».

Пройдя через Святые врата  с надвратным храмом Свт. Николая  Чудотворца и надвратным образом прп. Александра, предстоящего Святой Троице, входим во внутренний двор Преображенской части монастыря. Справа – часовня, возведенная на том месте, где святому Александру, молящемуся в своей келье, в 1507 году и было явление Святой Троицы. Это необыкновенное место ограждено. А на землю – насыпан песочек, который с благоговением уносят с собой богомольцы. Не составили исключение и мы. Пропев величание святому Александру и его святым родителям, мы так же набрали с собой песочку, освященного Божественной благодатью. Рассказывают о случаях исцеления от него, особенно, если с верою прочесть молитву, составленную самим преподобным Александром.

В этой  часовне, как мы узнали, со второй половины XIX века и доныне служатся молебны.

Место явления Бога-Троицы напомнило нам, недостойным и многогрешным «детям мира сего», и о подвиге преподобного, и о его чудесах и деяниях, и о том, что «Господь посреди нас».

В личности св. прп. Александра не может не поражать то величайшее смирение, что было присуще подвижнику в его желании послужить братии и каждому приходящему в обитель богомольцу. В помощи и молитве он не отказывал ни царю, ни нищему.

За его кротость, смирение и любвеобильное сердце он не единожды был удостоен посещения Сил Небесных. 

За несколько лет до кончины праведника Господь «вложил ему в сердце благую мысль» выстроить каменный храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы с трапезой. Однажды ночью, уже после закладки здания церкви, преподобный был удостоен дивного видения Пречистой Богородицы с Предвечным Младенцем в окружении сонма бесплотных сил небесных. Матерь Божия сидела на алтарном месте в царственной славе на престоле и была озарена необыкновенным светом. «Преподобный пал ниц пред величием Славы Ея, ибо не мог созерцать сияния этого невыразимого света». Пречистая же повелела ему встать и утешила обещанием быть постоянной Заступницею обители и помогать во всех нуждах живущим в ней как при жизни Своего избранного чада, так и по смерти его.

За год до своей праведной кончины прп. Александр призвал всю братию и объявил о своем скором переходе в жизнь вечную. Назначил он тогда и четырех возможных своих преемников во игумена: монахов Исайю, Никодима, Леонтия и Иродиона.

И после до самой своей святой кончины не переставал он поучать братию богоугодному житию. Праведник мирно почил в Бозе 30 августа 1533 года 85 лет от роду. В согласии с волей святого, он был погребен здесь, в своей отходной пустыни, близ нынешней церкви Преображения Господня, по правую сторону алтаря. И уже в 1547 году - причислен к лику святых.

Еще у честного гроба святого праведника люди по вере своей и по молитвам прп. Александра получали исцеления: «слепые прозревали, расслабленные укреплялись в членах, страдавшие другими болезнями получали совершенное выздоровление, из бесноватых прогонялись демоны, бездетным подавалось чадородие».

В дошедшем до наших дней «Сказании о некоторых чудесах преподобного Александра, бывших по кончине у его гроба» имеются также свидетельства и о наказаниях людей за нарушение ими данных ранее обещаний, а также – о прощении им грехов и вновь получаемое исцеление от недугов – плод искреннего покаяния.

Сам же составитель Жития - игумен Иродион сообщает о своем чудесном видении, через которое свидетельствуется о неотступной заботе прп. Александра об основанной им обители даже и по кончине святого. «Всю ночь ту до самой утрени провел я без сна, молясь Богу и удивляясь о преславном величии Божием, как Бог прославляет святых Своих», - признается монах, узревший новопочившего преподобного Александра и его спутников в «сиянии великого света». 

Рака со святыми мощами св. прп. Александра Свирского Чудотворца

 

Не только исцеленных и утешенных оставил после себя великий подвижник, но и целый сонм воспитанных им учеников и продолжателей его дела, как завещала ему Матерь Божия. Это – жившие в XVI веке прпп. Никифор и Геннадий Важеозерские, Игнатий, Леонид, Корнилий, Дионисий, Афанасий, Феодор и Ферапонт Островские (память 30 авг./12 сент.).

Кроме этих святых мужей нам известны и другие ученики и собеседники прп. Александра Свирского, имеющие отдельные дни памяти: прпп. Афанасий Сяндемский (память 18/31 янв. и 2/15 мая), Макарий Оредежский (память 9/22 авг.), Адриан Ондрусовский (память 17/30 мая и 26 авг./8 сент.) и другие.

А его ученик, также вепс по национальности, – св. прп. Иона Яшезерский (память 22 сент./5 окт.), незадолго до кончины прп. Александра, приняв от него благословение на подвиг пустынничества, стал основателем Благовещенского Ионо-Яшезерского мужского монастыря. Святой Иона прожил более 100 лет, из которых 80 лет провел в строгом монашеском делании и 30 – в совершенном безмолвии.

Бутовские паломники в Свирской обителиИ уже значительно  позже, с 1817 года в монастыре подвизались иеромонах Леонид (Наголкин; будущий прп. Лев Оптинский) и схимонах Феодор – ученик молдавского старца Паисия (Величковского). После шестилетнего пребывания на Валааме, стремясь к безмолвию и уединению, они пришли в Александро-Свирский монастырь. Отец Феодор здесь и преставился. А отец Леонид вместе с шестью своими учениками перебрался в Оптину пустынь, став основателем и вдохновителем оптинского старчества.

Еще в Александро-Свирской обители он стал духовным наставником для другого будущего русского святого - Игнатия (Брянчанинова), начавшего свой иноческий подвиг именно в монастыре, основанном прп. Александром. 

Значение Александро-Свирской обители как духовного центра Русского Севера поистине неоценимо. Только в XVI веке вокруг нее возникло 22 монастыря.

В XVIII-XIX вв. монастырь называли «северной лаврой», ему подчинялось 27 монастырей и пустыней.

Александро-Свирская обитель была и богатейшим хранилищем художественной церковной старины. Около 100 икон из этой святой обители и ныне составляют одну из значительнейших коллекций всемирно известного Государственного Русского музея в Санкт-Петербурге.

Первопрестольная  Москва также бережно хранит память об этом светильнике веры православной. В самом сердце нашего города - на Красной площади, в соборе Покрова на Рву (храм Василия Блаженного), один из приделов посвящен св. прп. Александру Свирскому Чудотворцу. И в ныне восстановленном также на Красной площади Казанском соборе – есть икона с частицей его святых мощей.

Древняя икона святого Александра Свирского со 128 клеймами, как и в более ранние века, находится над ракой митрополита Московского Макария в Успенском соборе Кремля, там, где короновали царей и куда они приходили за молитвенной поддержкой и благословением.

Давно минувшие и нынешние дни 

  Александро-Свирского монастыря

Александро-Свирская обитель, как и все наши северные монастыри, не раз подвергалась разорениям, а ее братия – гонениям и уничтожению. В период Смуты в 1613-15 гг., монастырь был разорен трижды, и 27 монахов и 32 трудника - замучены польско-литовскими интервентами. Быть может, именно тогда, замечают исследователи, погиб и игумен Паисий. Его преемник - игумен Феодорит застал уцелевшей лишь деревянную Никольскую церковь в отходной пустыне. 

Церковь во имя  Покрова Пресвятой Богородицы, некогда заложенная самим преподобным, была также разрушена и воссоздана из руин на старом основании в 1619-20-е годы.

В числе щедрых благотворителей монастыря всегда были первые лица государства. А сам святой, воссылая молитвы ко Господу о судьбе русских государей, считался великим молитвенником за царей.

Уже к 1620 году попечением царственной инокини Марфы - матери первого Государя из дома Романовых, были восстановлены Троицкий собор, Покровская церковь с трапезной, кельи и службы.

Позже, при игумене Авраамии, - воздвигнут в камне Преображенский собор в бывшей отходной пустыни.

В 1641 году, рассказывает наш экскурсовод, при перестройке церкви Преображения Господня мощи прп. Александра были обретены нетленными, что сопровождалось особыми чудесами и знамениями. 15 и 16 апреля, говорит она, разразился необыкновенный гром, «а молния сияла даже на земле».

На следующий день в ходе строительных земляных работ, необходимых для возведения стен новой, каменной церкви Преображения Господня, на месте престола прежней деревянной церкви рабочие обрели гроб, «земля над которым стояла в виде пещеры, ничем не поддерживаемая». А вскоре игумен, пришедший посмотреть на это чудесное явление, сойдя со священноиноками в ров, «снял верхнюю доску с гроба, и повсюду разлилось сильное благоухание от мощей преподобного…». Тело его, погребенное здесь более 100 лет назад, было «цело и ничем не вредимо, в мантии и схиме по чину повитое, и аналав на нем весь цел, из-под схимы виднелась часть бороды; обе ноги лежали, как у недавно скончавшегося…». И далее: «По телу его, подобно некоторым растущим цветам, разошлось благовонное миро, и излилось, как вода. Видя это, все бывшие там исполнились ужаса и радости и прославили Всемогущего Бога, прославляющего святых Своих». 

В августе того же года в присутствии митрополита Новгородского Аффония, архимандрита Хутынского монастыря Пафнутия, Духова монастыря игумена Евфимия, Николаевского Вяжицкого монастыря игумена Иосифа и всего духовенства Софийского собора мощи были тщательно обследованы. Монахи убедились в нетленности тела и в том, что мощи принадлежат первому игумену Свирской обители прп. Александру.

Точное описание состояния и положения тела святого Александра, зафиксированное при первом обретении его св. мощей, позволило уже в наши дни идентифицировать «безымянные мощи святого», десятки лет хранившиеся в Петербургской Военно-Медицинской Академии после их изъятия из монастыря богоборцами 80 лет назад, как мощи св. прп. Александра Свирского при их втором чудесном обретении летом 1998 года. Ныне эта великая святыня Русской Православной Церкви покоится в раке в Преображенском соборе, в той части монастыря, где некогда была отходная пустынька прп. Александра.

После первого  же обретения св. мощей их поместили в пожертвованную Царем Михаилом Феодоровичем серебряную раку и перенесли в незадолго до того восстановленный Преображенский собор.

Работа по возрождению  не раз разоряемой обители велась в обеих ее частях. В 1677-98 годах Троицкий монастырь, где уже высилась трехъярусная звонница, по периметру был окружен двухэтажными корпусами келий. Здесь размещались архиерейские покои с домовою церковью во имя Святителя Николая, губернаторское помещение, комнаты для богомольцев и мастеровых с 4 мастерскими…

В самом конце XVII века обветшавший Троицкий собор был разобран и на его месте выстроен новый.

Монастырь не только возрождался сам, но и помогал окружавшим его людям. В начале ХХ века, рассказывает Марина, здесь на воспитании находилось 40 детей-сирот. Бедные жители окрестных деревень получали бесплатно лекарства и медицинскую помощь. 

Однако безбожная революция нанесла обители сокрушительный урон. Монастырь был разграблен, в конце декабря 1918 года на освидетельствование увезены в Лодейное Поле святые мощи Александра Свирского (которые вскоре таинственно исчезли, и были объявлены уничтоженными), многие братия арестованы и расстреляны. Среди принявших мученическую кончину - архимандрит Евгений (Трофимов), казначей монастыря иеромонах Варсонофий, иеромонах Исайя…, осужденные к смерти за «контрреволюционные призывы и сопротивление». Еще пятеро монахов были брошены в тюрьму.

Решение об окончательном  закрытии монастыря было принято в 1925 году, после чего на его территории находились тюрьмы Свирьлага, казармы, инвалидные дома, совхоз… А с 1955 года в Троицком комплексе монастыря расположилась психиатрическая больница, куда свозили болящих со всей Ленинградской области. Она существовала там до недавнего времени.

Уже через год  после возвращения «поруганного и бесхозного» монастыря Русской Православной Церкви и возобновления в нем иноческого служения были обретены мощи преподобного Александра Свирского Чудотворца (30 июля 1998 г.).  Как и до разорения монастыря их поместили в Преображенском соборе. И ныне мы молимся и припадаем к этой величайшей святыне Православного мира. Благодатные мощи светлы, благоуханны, с часто появляющимися на них капельками мира. Многие по вере и слезным искренним молитвам получают от них исцеления, разрешение жизненных проблем, укрепляются в вере.

Счастьем было для нас оказаться перед этой цельбоносной святыней с нашими батюшками, которые отслужили молебен святому преподобному Александру. Когда же мы все горячо помолились, старый монах, получивший, по его признанию, от самого святого благословение на послушание быть неотлучно при раке, открыл нам ее, позволив приложиться к св. чудотворным мощам. И как-то сама собой тихая, безыскусная молитва полилась из сердца в надежде быть услышанной праведником:

Славный отче Александре,

Наш молитвенник святой,

Славой  Господа согретый,

Токами  любви и света

Души  страждущих омой.

Помолись  за нас, за грешных,

Крепость  немощным подай.

Умягчи  сердца мятежных,

В море жизни безутешных

Нас - надеждой согревай.

  

Дорогами  вепсов

Суров Русский Север! А потому Крестный ход здесь вдвойне труден. И словно в утешение и в поддержку на всем нашем нелегком пути открывалась красота мира земного, запечатленная в северной первозданной природе. Научиться творить молитву Господню, к чему призывают нас наши духовные отцы, и благодарить Создателя земного и Небесного Отечества – значит обрести для себя в неоценимый дар способность к постижению, любви и хранению творения Божия, вершина которого - сам человек. Дано ли нам это?

Не первый год  бутовские паломники под духовным водительством  протоиерея Кирилла  Каледы посещают святые места, неизбывно влекущие к себе иноков, богомольцев, поэтов, художников, композиторов, музыкантов..., обладающих тонким строем души. Красота северных мест и святые обители, основанные на них, не только трогают, умиляют, но помогают нам проникнуться величием и гармонией мира Божия, осознать и почувствовать, что все мы – «дети Единого Отца».

Икона свв. прпп. Александра Свирского и Ионы Яшезерского

Сегодня вечером нам предстоит опять отойти от причала и отправиться далее вверх по реке мимо некогда дремучих лесов Присвирья, где издревле обитало угро-финское племя - весь, заселившее не одно тысячелетие назад Межозерье – землю между Онежским, Ладожским и Белым озерами.

Любя, понимая  и ценя природу всем сердцем и  всею душою, вепсы, представителями которых были св. прп. Александр Свирский, его праведные родители – в монашестве Сергий и Варвара Островские, а также ученик и последователь - св. прп. Иона Яшезерский, научились жить в гармонии с ней, не беря себе от нее ничего лишнего.

Упоминания  об этом «лесном народе» можно  найти и у готского историка Иордана (VI в.), и в русских летописях IX в., и у летописца Нестора в «Повести временных лет».

Проживавшие в  верховьях текущих здесь рек, они издревле занимались торговлей, рыболовством, земледелием.

Вепсы, потомки  этого племени, называемые то «чудью», то «весью», то «чухарями», сохраняя свои национальные корни и традиции, сумели безболезненно влиться в Русь, образовав с ней племенной союз и восприняв одновременно с ней христианство.

И хотя Православие  прочно распространилось здесь уже  в XI—XII вв., вепсы еще долго придерживались дохристианских верований и обрядов: почитали домового («пертьижанд»), верили в силу оберегов (одним из которых служила челюсть щуки), обращались к знахарю («нойд»).

В то же время  во многих вепсских семьях, рассказывают они, исторически сложилась одна весьма благочестивая традиция: в случае несчастья или болезни родителями давался обет, что если все разрешится благополучно, один из сыновей на год поступит послушником в Соловецкий монастырь. «Многие наши деды, - рассказывает одна пожилая вепсская учительница, 38 лет преподававшая историю в местной сельской школе,  - будучи тогда еще молодыми людьми, перебывали в этой Беломорской обители».

Юноши учились там молиться, читать, писать, рукодельничать и даже строить ветряные мельницы, которые после долго еще красовались и работали в вепсских деревнях. Оттуда же они привозили Библии, душеполезные книги, иконы... Позже, став родителями, благословляли этими иконами своих детей на свадьбах. В семье самой рассказчицы оба деда – и по отцовской и по материнской линии - послушались в молодости на Соловках.

И странно, замечает она, наш великий земляк святой преподобный  Александр Свирский, основатель монастыря  на Свири, был и ближе и доступнее  для нас, но молодые парни почему-то шли именно на Соловки. Видимо, так сложилось исторически. «А об Александре Свирском мы тогда почти и не слышали», - недоумевает пожилая вепсянка.

Теперь, с возрождающимся самосознанием вепсов, пробуждается их интерес и к православной вере, и к православным святыням, и к  подвигу св. прп. Александра Свирского Чудотворца.

Уже в наши дни  в Карелии на вепсском языке был издан Новый завет (2007 г.). А несколько ранее - «Детская Библия» и Евангелие.

Дремучие берега Свири

Вепсы, эти «дети  природы», трудолюбивые и немногословные, подарили миру многих необыкновенных людей. Это сотни талантливых корабелов петровских времен и выдающихся мастеров деревянного зодчества, выстроивших, например, церкви и многие жилые и хозяйственные постройки, собранные в единый ансамбль на острове Кижи (не зря ведь говорят, что «вепс с топором родился!»); ремесленников-гончаров…; целый ряд поэтов, писателей, историков, этнографов и педагогов, сохраняющих и преумножающих уже в наши дни культуру родного края.

Вепсские мужички и по сей день владеют древним искусством изготовления лодок-долбленок. Сделанные из цельного куска осины, они – незаменимое средство передвижения по узким рекам и небольшим озерам.

К великому сожалению, уже к началу ХХ века от летописной веси остался лишь 25-тысячный малый  народ, проживавший по тем временам в уездах Олонецкой и Новгородской губерний. И процесс его численного «угасания»  продолжается.

Революция 1917 года половодьем разлилась по этой земле. В 1920-1930-е годы в Советском Союзе  возник интерес к культуре, образу жизни, языку и проблемам малочисленных народов. Одна за другой прибывали в вепсский край этнографические экспедиции.

Ученые утверждают, что вепсский язык – самый архаичный из всех прибалтийско-финских языков и более всех из них приближен к так называемому прафинскому языку. И это тем более удивительно, ведь до 30-х годов ХХ века вепсы не имели своей письменности.

В 1930 году Отделом  национальностей ВЦИК было принято  решение о создании вепсской письменности на основе латинского алфавита. Был  издан «Букварь для вепсских школ» (1936 г.), появились учебники по различным предметам на вепсском языке, открылись вепсские школы со специально подготовленными педагогами.

Однако период «национального благоденствия» продлился  не более 7 лет. В 1937 году вепсские районы и сельсоветы утратили статус национальных, интеллигенция и наиболее грамотные крестьяне были репрессированы, вся литература на вепсском языке - уничтожена.

А потом была война с ее неисчислимыми бедствиями и лишениями. Времена последующих  неудачных административно-хозяйственных реформ и политика 1960-х годов, направленная на ликвидацию «неперспективных деревень», и вовсе привели к тому, что ныне на территории, где некогда насчитывалось около 150 населенных пунктов, осталось лишь не более трех десятков деревень, где доживают свой век старички.

Вепсы уважительно относятся к старости, поддерживая обычай «тайной милости», направленный на помощь одиноким престарелым односельчанам. Под окнами их домов ставят молоко, хлеб, другие продукты. «Проснулся утром старичок – а под окошком гостинец. И помощь получается не оскорбительной». Вепсы говорят: «Молодости не воротишь, а старости не избыть».

Люди отмечают, что вепсы – миролюбивый, честный и гостеприимный народ, живущий в согласии с природой и ценящий опыт своих предков, что особо заметно на ежегодном вепсском празднике «Древо жизни», проходящем в Винницах. Сегодня для их поддержки у правительства Ленобласти разработана специальная программа. 

Замечательно, что в символике флага нынешнего Вахновокарского сельского поселения, на землях которого исторически находилось родное село св. прп. Александра Свирского Мандеры (Сермакса), есть «напоминание» и о Введено-Оятском монастыре – месте упокоения родителей преподобного Александра, и о самом святом Александре Свирском. Оно запечатлено, прежде всего, в цветосимволике этого флага: синий цвет (лазурь) - символ любви, мира, возвышенных устремлений, а также водных просторов Свири и Ояти. Красный - мужество, самоотверженность, любовь, неустрашимость. Он же - и символ жизнеутверждающей силы, праздника, красоты, солнца и тепла. Желтый цвет флага (золото) - символ Божественного сияния, благодати, величия, солнечного света… Белый (серебро) – цвет чистоты помыслов, духовности, благородства, непорочности и надежды. И все эти качества в полной мере присущи святому преподобному Александру Свирскому и его святым землякам.


Преподобный отец наш Александр и все святые,

в Земле Свирской просиявшие,

молите  Бога о нас!


Николай и Наталья  Минины

(продолжение  следует)



Фотогалерея