7.png
Бутовский полигон – крупнейшее в Московском регионе место массовых расстрелов и захоронений жертв сталинских репрессий. Сегодня известны имена 20760 человек здесь убиенных. Эти люди были расстреляны в течении очень короткого периода времени, с августа 1937г. по октябрь 1938, а полигон функционировал с 34 по 53 год…
Те, о ком мы знаем – мужчины и женщины в возрасте от 14 до 82 лет, представители 73 национальностей, всех вероисповеданий, всех сословий, но большинство из них, простые рабочие и крестьяне – русские православные люди.
Около 1000 человек, из числа погребенных в Бутово, пострадали как исповедники Православной Веры, более трехсот, сегодня прославлены в лике святых.
Название нашего сайта – martyr (мартир), происходит от греческого μάρτυς, что в буквальном переводе значит – свидетель, на русский чаще переводится как мученик. Сайт посвящен, прежде всего, убиенным на Бутовском полигоне за Православную Веру, но не только. Мы собираем и публикуем материалы о всех пострадавших в Бутово и иных местах в годы репрессий, независимо от их национальности и вероисповедания.

БУТОВСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

22.03

В этот день в 1938 на Бутовском полигоне за веру пострадали:

священномученик Сергий Лебедев, протоиерей
преподобномученик Иоасаф (Шахов), иеромонах
священномученик Димитрий Гливенко, священник
священномученик Петр Космодамианский, священник
священномученик Михаил Маслов, священник
священномученик Алексий Смирнов, священник
священномученик Сергий Цветков, священник
священномученик Николай Горюнов, протодиакон
преподобномученица Александра (Самойлова), инокиня
преподобномученица Наталия (Ульянова), послушница
протоиерей Владимир Воздвиженский
протоиерей Иоанн Красовский
протоиерей Алексий Мешковский
протоиерей Сергий Сахаров
диакон Андрей Иванов
диакон Василий Иванов
диакон Александр Красовский
диакон Иоанн Соколов
диакон Сергий Чикарев
ктитор Василий Гаврилов
ктитор Димитрий Мысков
псаломщик Александр Макавеев
Георгий Голубев
Александр Лебедев
Вера Смирнова

И иже с ними расстреляны 300 человек

подробнее

france Spain

Крестный ход бутовских прихожан по бутовско-соловецкому меридиану

Распятая Россия

Россия распятая и воскресшая

С 24 июля по 5 августа 2012 года группа бутовских прихожан под духовным водительством протоиерея Кирилла Каледы, настоятеля прихода храма Новомучеников Российских в Бутове, совместно с гостями бутовского прихода - паломниками из Германии, Дании и Франции, совершила большой Крестный ход по Русскому Северу - местам памяти Святых Новомучеников и Исповедников Российских.

Этот особый Крестный ход был приурочен к 75-летию начала «Большого террора» 1937-1938 гг., смертоносным валом прокатившегося по всей территории нашей огромной страны.

 

От Москвы до Петербурга и далее…

За десять дней пути на поездах, автобусах, теплоходах и пешком, нам, осененным Малым Бутовским Поклонным крестом, под неослабные молитвы предстояло преодолеть свыше 2,5 тыс. км.

Вот скрылся из глаз подмосковный Бутовский полигон, и где-то там, впереди, все более зримо проступая в своей вопиющей трагичности, замаячили петербургская Левашовская пустошь - Лодейное Поле - карельский Сандармох - Соловки… И над их безвестными братскими могилами - одни и те же мучительно-неотступные вопросы: «О, Русь! «Кто усеял тебя мертвыми костями»? Кто прельстил идеей «рая на земле»? Дай ответ!»… Но тихо сегодня под пологами лесов, скрывающих эти немые могилы. Тихо над водами Беломорско-Балтийского канала, на Беломорье и на Соловках, откуда 5 лет тому назад таким же водным Крестным ходом прибыл на Бутовский полигон Большой Поклонный Соловецкий Крест, соединивший две Русские Голгофы – Бутовскую и Соловецкую, быть может, именно для того, чтобы в Святом Животворящем Кресте Господнем, посланном роду людскому во искупление грехов и во спасение, и надлежало нам теперь отыскать для себя ответ.

 

---

Сразу же по прибытии в Петербург спешим в Свято-Троицкую Александро-Невскую лавру. В эти дни ее главный собор - в лесах: идет реставрация храмового интерьера, но это не мешает тихой монашеской молитве.

 

Перед Троицким собором Александро-Невской лавры

Директор Мемориального бутовского Центра Игорь Гарькавый напомнил нам о событиях давно минувших лет, связанных с житием и деяниями св. блгв. князя Александра (1220-1263), происходившего из рода св. равноапостольного князя Владимира. Немало положил св. Александр трудов и забот, чтобы ладить с татарами и отражать набеги врагов. За победу на реке Неве над шведами, одержанную им 15 июля 1240 года, народ прозвал его Невским. А 5 апреля 1242 года произошло еще одно знаменитое сражение, теперь уже на Чудском озере с немецкими рыцарями, известное в нашей истории как Ледовое побоище.

Современники ясно понимали историческое значение этой битвы, когда по молитвам святого князя Александра, с помощью Божией русские воины разгромили крестоносцев.

Имя св. блгв. кн. Александра стало известно не только всей Святой Руси, но и разнеслось «по всем странам, до моря Египетского и до гор Араратских, по обе стороны Варяжского моря и до великого Рима».

Непомерные труды и заботы князя Александра Ярославича подорвали его жизненные силы, и в возрасте 43 лет он скончался в схиме с именем Алексий. Произошло это 14 ноября 1263 года в Городце на Волге, на пути из Орды. Почитание святого князя началось с самой минуты его погребения (23 ноября в Рождественском соборе города Владимира), которое ознаменовалось чудесным знамением, свидетелем которого стал отпевавший его митрополит Кирилл.

Местное его почитание как святого было установлено в 1380 году, когда чудесным образом (вследствие видения), были обретены его честные мощи, от которых начали совершаться чудеса. В 1723-1724 гг. мощи св. блгв. князя были перенесены из Владимирского Рождественского собора в Санкт-Петербург в Александро-Невский монастырь.

Игорь Владимирович, тонкий знаток истории, продолжает свой рассказ: 30 августа 1724 года в присутствии Императора Петра I состоялась торжественная церемония освящения первой каменной церкви монастыря (Благовещенской - Александро-Невской), в которой и была первоначально установлена гробница с мощами св. блгв. князя. Впоследствии, когда мощи были перенесены в Свято-Троицкий собор, для них в 1750 году Императрицей Елизаветой Петровной была пожалована серебряная рака, которая в настоящее время находится в Государственном Эрмитаже. При Петре I указом Синода (от 15.06.1724 г.) было предписано изображать на иконах св. блгв. князя в великокняжеских, а не в монашеских одеждах. Сегодня, когда монастырь возрожден к жизни, говорит Игорь, каждое утро перед ракой с мощами небесного покровителя обители ее насельниками совершается братский молебен.

Игорь Владимирович рассказывает нам и об истории перенесения мощей св. блгв. кн. Александра в новую столицу Царем Петром I. 17 августа 1723 года, говорит он, св. мощи князя Александра Невского были торжественно встречены в Москве, а затем - через Тверь и Новгород церковная процессия направилась в Санкт-Петербург. Это стало поистине «общерусским торжеством».

В Санкт-Петербург св. мощи предполагалось внести 30 августа, в день празднования недавно заключенного со шведами Ништадтского мира (подписан 30 августа/10 сентября 1721 г. – Авт.). Однако дальность и тяготы пути воспрепятствовали осуществлению этого плана: лишь 1 октября процессия прибыла в Шлиссельбург. По распоряжению Петра I св. мощи были водружены в тамошней соборной церкви Благовещения. Перенесение же их в Санкт-Петербург было отложено на 30 августа следующего, 1724-го, года.

По воспоминаниям современников, встреча святыни в Санкт-Петербурге отличалась особенною торжественностью. Император со свитою водным путем прибыл к устью реки Ижоры. Благоговейно поставив святые мощи на галеру, Государь приказал своим вельможам взяться за весла, а сам, стоя у кормы, управлял рулем. В Петербурге была устроена особая пристань, к которой причалила императорская галера.

В сопровождении духовенства и народа, под колокольный звон и пушечную пальбу, знатнейшие вельможи несли раку со святыми мощами. Мощи были поставлены в церкви, специально выстроенной в честь св. благоверного князя. И на следующий день в Александро-Невской обители торжество продолжилось. Государь раздавал присутствовавшим план предполагаемых к возведению монастырских построек. Тогда же была установлена традиция празднования перенесения св. мощей Александра Невского - 30 августа.

Так исполнилось заветное желание Петра Великого. Однако ему самому не довелось закончить начертанный им план устройства новой обители: спустя полгода Император скончался.

Завершили это дело его преемники. Дочь - Императрица Елизавета Петровна устроила великолепную серебряную раку. А Императрица Екатерина II на месте старого собора повелела выстроить новый, который был освящен 30 августа 1790 года с перенесением в него мощей св. блгв. кн. Александра Невского.

«И вот теперь, - с многозначительной улыбкой завершил свой рассказ Игорь Владимирович, - наш теплоход «Господин Великий Новгород» унесет нас сегодня вечером от петербургского причала вверх по Неве и далее, что позволит нам также по воде, хотя бы частично, проделать путь «как бы навстречу» пути перенесения св. мощей святого благоверного князя Александра Невского».

И мы действительно проделали этот путь, испросив на то высокого благословения самого святого благоверного князя Александра Невского, молитвенно прильнув к раке со святыми мощами этого дивного угодника Божия.

С особым благоговением приложились мы в лаврском Троицком соборе и к иконе Христа Воскресшего, работы глубоко чтимого всеми бутовскими прихожанами сщмч. Серафима (Чичагова), с 1928 по 1932 гг. - митрополита Ленинградского. В возрасте 82 лет святитель Серафим был расстрелян за Церковь и веру Христову в подмосковном Бутове и погребен в одной из безвестных могил Бутовского полигона (+11 дек. 1937). По возрасту и сану святитель Серафим возглавляет Собор Святых Бутовских Мучеников.

 

 

По дороге в Князь-Владимирский собор

Этот старинный петербургский собор хорошо известен многим бутовским паломникам: летом 2010 года мы совершили Крестный ход по святым местам Санкт-Петербургской епархии (о чем в «архивной памяти» бутовского сайта можно найти немало сведений). И теперь нам было радостно вновь встретиться с уже знакомыми петербургскими святынями.

Наша группа (к которой некоторое время назад успел присоединиться известный петербургский исследователь трагических мест этого города Анатолий Яковлевич Разумов) едет на встречу с настоятелем храма – протоиереем Владимиром Сорокиным. Он же - настоятель строящегося на Левашовском мемориальном кладбище, куда мы также намерены отправиться, часовни-памятника Всех Святых, в земле Санкт-Петербургской просиявших.

По дороге Анатолий Яковлевич обращает наше внимание на многие исторические детали своего города. Так, Миллионная улица, замечает он, еще в недавние времена носила имя революционера-террориста Степана Халтурина, одного из организаторов взрыва в Зимнем дворце в 1860 году. Теракт был направлен против Российского Императора Александра II, но не достиг своей главной цели. В тот день погибло 11 и было ранено 56 караульных военнослужащих – героев русско-турецкой войны. «Кстати, - говорит А.Я. Разумов, - в нашем городе 3-х революций улиц, ранее носивших имена революционеров, когда-то было очень много, теперь - почти нет».

Неподалеку «проплывают» Петропавловский собор и крепость. Некоторое время назад, рассказывает наш петербургский друг, с обратной стороны крепости, со стороны Артиллерийского музея, была сделана важная историческая находка, также связанная с предметом наших общих интересов - местами массовых казней начала ХХ века. «По останкам и найденным на сегодняшний день предметам личного обихода было выявлено захоронение около 100 человек. И среди них – останки известного офицера, героя-инвалида русско-японской войны, расстрелянного в составе известной группы». Конечно, необходима судебно-медицинская экспертиза. Однако уже сегодня понятно, что Петербург обрел еще одно место памяти, о котором пока еще мало что знают горожане.      

Анатолий Яковлевич глубоко убежден в необходимости продолжения работ по выявлению таких мест и установлению имен безвинно убиенных. Но делать это, признается он, бывает очень трудно.

Рассказчик особо задерживает наше внимание на истории расстрелов, что велись рядом с Петропавловской крепостью, и следы которых открылись только теперь. «Работая в архиве госбезопасности, - говорит он, - на сегодняшний день я изучил все предписания на расстрелы и акты приведения приговоров в исполнение с 1918 по 1941 гг. Документально можно подтвердить, что эти находки относятся к 1918 году – «времени заложников». Почему?

Лишь в 1919 году, замечает Анатолий Яковлевич, расстрелы перенесли из города (где было трудно соблюдать условия секретности) на артиллерийский Ржевский полигон. А тогда, в 1918 году, начинали расстреливать прямо здесь, в Петропавловской крепости, где содержались заключенные и, возможно, -заложники, хотя часть заложников содержалась в тюрьме на тогдашней Нижегородской, 39.

В 1918 году (в отличие от 1919 г. – Авт.) при расстрелах, видимо, еще не различали заложников и заключенных. Людей расстреливали прямо по выводе из камер. Отсутствуют на тот период времени также сведения об обысках.

Только с 1919 года стали появляться служебные записки с описями изъятого, в которых значатся нательные кресты, иконки, кольца, какие-то предметы личного обихода... Все это теперь официально должно было поступать в пользу государства.

В списках заложников 1918 года, расстрелянных у Петропавловской крепости, упоминается и староста Князь-Владимирского собора, куда мы теперь подъезжаем. Он был купцом 3-ей гильдии, известным в городе человеком.

 

В те годы «Дела», - продолжает свой рассказ А.Я. Разумов, - а с ними работать особенно трудно, представляли собой некий ворох подшитых бумаг. Здесь же - список заложников, подлежащих расстрелу. И к нему прилагается служебная записка на имя начальника учетной части ПетроЧК тов. Пиппора. В ней младший по званию и по должности сообщает: «Товарищ Пиппор! Мною в корзине выброшенных бумаг найден документ большой исторической важности. Это – список заложников времени, так называемого, «красного террора». Мне кажется, что этот документ нужно учесть, и все эти имена – поставить на учет. С товарищеским приветом, … Дата - 1921 год».

Вот так, лишь по прошествии 3-х лет, в корзине выброшенных бумаг был случайно обнаружен список безвинно пострадавших людей. А в нем – только фамилии, имена и отчества (и в лучшем случае что-то еще. – А.Р). Часто – без года рождения.

Из этого списка и из адресной книги «Весь Петербург» мы и узнали о последних днях старосты Князь-Владимирского собора.

Судьбы же многих других людей остаются неизвестными. Надежда только на находки, на семейные предания и на дальнейшую работу нашей памяти…».

 

Из материалов современных СМИ: «К 1918 году число заключенных в Петропавловской крепости составляло 500-600 человек. Конец 1917 - начало 1918 года были временем стихийных расстрелов и самосудов. Тюрьма Трубецкого бастиона и гауптвахты крепости с декабря 1917 года вошли в систему тюрем ВЧК. С объявлением «красного террора» ситуация изменилась: был введен институт заложников, а массовым арестам и расстрелам был придан статус законности.

В числе расстрелянных в Петропавловской крепости были и представители Императорского Дома - великие князья Дмитрий Константинович, Николай Михайлович, Павел Александрович и Георгий Михайлович. Точное место их захоронения до сих пор не установлено».

 

В гостях у отца Владимира Сорокина

 

На «корабле спасения»Встреча с отцом Владимиром СорокинымНастоятель Князь-Владимирского собора на Петроградской стороне как всегда радушно встретил нас у главных ворот. Отец Владимир с большой любовью рассказывает нам о своем старинном – 220-летнем, никогда не закрывавшемся соборе, что принимает нас в свои объемы словно «корабль спасения»: «с Господом на Горнем месте и со святыми, с которыми мы все вместе молимся».

В течение шести десятилетий ХХ века, говорит батюшка, под его сводами пребывала чудотворная Казанская икона Божией Матери – храмовый образ Казанского собора, превращенного богоборческой властью в музей религии и атеизма.

В скорбные блокадные дни к «Заступнице усердной» притекали многие не потерявшие веры и надежды жители тогдашнего Ленинграда. Теперь же чудотворный Богородичный образ вернулся на свое прежнее место – во вновь открывшийся и переосвященный Казанский собор.

Службы в Князь-Владимирском соборе идут ежедневно. В год бывает до 1,5 тысяч крещений. Активно ведется катехизаторская работа, особенно с молодежью. Вот только места для встреч недостаточно.

Всероссийский Помянник

Вместе с о. Владимиром подходим к электронному Всероссийскому Помяннику, созданному в 2008 году. На данный момент, замечает отец настоятель, сюда внесены сведения о блокадниках Ленинграда (более 1 млн. человек); погибших в годы Великой Отечественной войны (11, 5 млн. человек); жертвах репрессий (около 3 млн. человек) - база данных предоставлена обществом «Мемориал» ; Ленинградский мартиролог (около 50 тыс. человек) и многие другие сведения, включая списки Героев Советского Союза (10 тыс. человек), кавалеров орденов России, Советского Союза, списки героев-подводников, участников Сталинградской битвы, жертв Чернобыльской катастрофы, имена воинов, погибших в Афганистане…

Любой из нас может оказать помощь в пополнении этой базы данных.

В тот день узнали мы здесь и о том, что при храме ведется сбор и обработка сведений о жертвах богоборческих гонений на веру и верующих. Многие имена страдальцев уже опубликованы в составленном под редакцией протоиерея Владимира Сорокина «Синодике гонимых, умученных, в узах невинно пострадавших православных священно-церковнослужителей и мирян Санкт-Петербургской епархии. ХХ столетие». И эта работа также продолжается.

Только из числа служивших в Князь-Владимирском соборе было репрессировано 87 человек. Их фотографии и сведения о них мы видим перед входом в храм.

Напутствие в дорогуТрудное расставание отцов-настоятелей

Уже провожая нас к автобусу перед нашим отъездом в Левашово, о. Владимир замечает, что мыслит строительство храма-часовни на Левашовском мемориальном кладбище не за счет «богатого дяди», а на кружечный сбор, чтобы вовлечь в этот созидательный процесс как можно больше простых людей.  

 

На Левашовском мемориальном кладбище

По дороге в Левашово наш петербургский гид Анатолий Разумов, изучивший сотни тысяч следственных дел, признается, что считает своим долгом рассказывать современникам и потомкам правду о том, что происходило с нашей страной и с нашими людьми в страшные годы массовых политических репрессий. В частности, о том, что происходило здесь, на Левашовской пустоши.

На Русской Голгофе в «городе трех революций»

Это кладбище, говорит он, как могильник НКВД (подобно Бутовскому), возникло в 1937 году. Почему 1937 год? Если говорить попросту, объясняет рассказчик, то это был год юбилейный: год 20-летия Октябрьской революции, органов ВЧК, ОГПУ, НКВД, год завершения второго пятилетнего плана строительства социализма. По этому плану предполагалось, что к концу данной пятилетки в стране должны будут полностью исчезнуть остатки чуждых враждебных классов. Но возможно ли было себе представить, что этот план будет воплощаться в жизнь «в буквальном смысле»? Кто мог предвидеть катастрофу такой глубины?

В 1936 году, напомнил Анатолий Яковлевич, была принята «сталинская» Конституция. В ней объявлялось, что в 1937 году в нашей стране будут проведены всеобщие равные тайные выборы, к которым будет допущено все совершеннолетнее население.

Естественно, предполагалось подведение и определенных итогов 20-летнего пути развития «победоносной революции», заложившей основы строительства нового счастливого безбожного общества.

Анатолий Разумов - сердце, отданное ближним

Но очень скоро выяснилось, что далеко не все люди понимают эти задачи и принимают жизнь таковой, как это виделось руководству. Во время прошедшей в 1937 году переписи населения в СССР верующих (среди лиц в возрасте 16 лет и старше) оказалось больше, чем неверующих: 55,3 млн. против 42,2 млн., или 56,7% против 43,3% от числа всех, выразивших свое отношение к религии. В действительности же верующих было еще больше. 

И руководители огромной страны, сосредоточившие в своих руках безраздельную власть, возомнили, что можно в течение одной большой карательной кампании очистить государство от всех неблагонадежных элементов, сделав это точно ко времени выборов в Верховный Совет страны, намеченных на 1937 год.

Поначалу речь шла о тех, кто когда-либо состоял на учете в органах ВЧК, ОГПУ, НКВД. О тех, кто когда-либо привлекался к ответственности, арестовывался, вел нелояльные разговоры. О тех, кто имел родственников за границей и продолжал с ними сношения. О выходцах из классов, считавшихся враждебными революции (дворянства, духовного и купеческого сословия и т.д.). О тех, кто лишался избирательных прав... Тогда же и были спущены планы на основании контрольных цифр: сколько человек в каждой области, в каждой республике, в каждом крае нужно расстрелять, а сколько посадить в тюрьму или лагерь в течение 4-х месяцев, то есть точно ко времени первой годовщины «сталинской» Конституции и выборов в Верховный Совет.

По газетам Ленинградской области тех лет видно, что людям очень хотелось верить тому, что им объясняли. Тому, что тогда печатали и говорили по радио… Многие люди верили, что если состоятся всеобщие равные тайные выборы, то к власти действительно смогут прийти настоящие честные люди, которых они, как избиратели, выдвинут. Стали думать о выдвижении честных принципиальных рабочих, которые борются за права трудящихся; священников, которые не отступают от своей веры и помогают людям всем, чем могут. То есть - о выдвижении людей с совестью. Но это, конечно, было по тем временам невозможно. Вот на этом фоне и развернулись массовые операции НКВД. Причем, карательных операций было сразу две.

Первая – на основании приказа Наркома внутренних дел Н. Ежова №00447. (По данным СМИ: массовые репрессии периода «ежовщины» осуществлялись руководством страны на основании «спущенных на места» Николаем Ежовым цифр «плановых заданий» по выявлению и наказанию т.н. «врагов народа».

В ходе «ежовщины» к арестованным нередко применялись пытки, не подлежавшие обжалованию приговоры к расстрелу часто выносились без судебного разбирательства и немедленно приводились в исполнение.

По данным современных историков, общее число лиц, осужденных к высшей мере наказания и расстрелянных в период «ежовщины» за два года (1937-38 гг.) составляет 681 692 человека).

Тогда же развернулась и вторая карательная кампания по так называемым «национальным линиям», направленная «против иностранных шпионов, диверсантов, вредителей и террористов». Первый «национальный» приказ №00439 - по немцам, №00485 - по полякам, №00593 - харбинский приказ, №49990 – латышский… Был также приказ и о репрессировании жен изменников родины и т.д.

Отдельная директива поступила в Ленинград по Соловецкой тюрьме. Соловецкие репрессии, отмечает А. Разумов, проводились через Ленинградское Управление НКВД. Почему? Возможно, оттого, предполагает рассказчик, что в его оперативном управлении до лета 1937 года находилась Карелия и практически весь Северо-Запад.

С началом операции в каждом регионе были созданы «тройки» для того, чтобы без суда выносить приговоры. Согласно приказу №00447 по Ленинграду и Ленинградской области за 4 месяца должны были расстрелять 4 тыс. человек и 10 тыс. человек посадить в тюрьмы и лагеря.

По национальным же линиям план не определялся. Однако исполнители считали своим долгом как можно больше людей арестовывать и приговаривать, что обычно и исполнялось.

Массовые аресты начались по всему Советскому Союзу одновременно - 5 августа 1937 года. Но куда было девать расстрелянных?

До 1937 года, говорит А.Разумов, расстрелянных потихоньку по ночам хоронили на городских кладбищах. Так было и в Ленинграде. Но теперь только за 4 месяца надо было расстрелять как минимум 4 тыс. человек! Где хоронить? Тогда-то и был создан тайный могильник за высоким забором возле поселка Левашово, примерно, в 20 км от центра города. Там, в хорошо охраняемой приграничной зоне близ территории воинской части, было легко организовать конспирацию и доставку тел. Официально считается, что людей расстреливали в городе и уже расстрелянных привозили в Левашово на специальных фургонах.

По этой-то дороге скорби, Выборгскому шоссе, мы и прибыли на Левашовскую пустошь.

Горсть святой левашовской земли для Бутова: единая скорбь – единая память!

Могильники, подобные левашовскому, говорит А.Я. Разумов, возникали у каждого тогдашнего крупного города – административного центра в нашей стране. В Москве – это были Бутово и Коммунарка. «Практически до наших дней в том состоянии, в каком они были в 30-е годы, только эти 3 могильника и достояли со всей их охраной - воинскими подразделениями КГБ, по состоянию на 1989-90-й гг. А затем были переданы городским властям и Церкви».

 

Анатолий Яковлевич вспоминает о том, как сложился современный вид Левашовского кладбища, этого места святой памяти.

«Когда мы впервые входили в эти ворота, - признается он, - нас охватило впечатление общего давящего ужаса: большой тяжелый хвойный лес, заросшие высокой травой поляны и также заросшая узкая тропа, ведущая внутрь места, связанного с расстрелами. Безмолвно и медленно продвигались мы в центр захоронений.

Но уже первые из пришедших сюда принесли с собой ленточки, портреты, записки… Так, потихоньку на деревьях и бугорках начали появляться знаки памяти. Это была инициатива самих людей, не ожидавших никакой общественной поддержки. Так продолжалось первые два года.           

А позже вдруг неожиданно сошлись два мнения: чиновничье и активистов-общественников в том, что людям надо запретить оставлять эти маленькие памятнички. Всё принесенное сюда людьми предлагалось собрать и разместить вдоль бывшей охранной собачьей тропы у забора: пусть посетители ходят по охранной тропе и смотрят на памятнички. И это было в 1992-94-м годах, когда шла борьба за упорядочение всего происходившего здесь.

 

Наши батюшки – протоиерей Кирилл Каледа, протоиерей Анатолий Фролов - настоятель храма святителя Тихона, Патриарха Московского и всея Руси в Клину и отец диакон Александр, клирик одного из православных храмов Парижа – участник нашего северного паломничества, соборне совершили литию у Русского православного памятника-креста (авт. Д.Богомолов), установленного здесь в октябре 1993 года. Внизу его - слова молитвы: «И сотвори им вечную память», что начертаны на гранитном подножии.

Беседа о главном

А после мы все прошли по тропинкам этого скорбного места, где, только по официальным данным, нашли свое упокоение около 19,5 тыс. человек. Вот Польский католический памятник с надписью на камне: «Прощаем и простите нас». Памятник «Украинцам – жертвам политических репрессий». Памятник погибшим норвежцам, на котором начертано:

Страха нет пред властью тьмы.

Звезды свет подарят.

Белорусско-литовский памятник, одним из авторов которого является наш петербургский друг белорусского происхождения Анатолий Яковлевич Разумов. Памятник погибшим евреям с надписью: «Благословен Ты Бог наш дарующий жизнь». Поклонный крест «Блаженной памяти репрессированных насельниц Горицкого Воскресенского женского монастыря». Ингерманландский финский памятник с надписью: «Так говорит Господь Бог: от четырех ветров приди дух, и дохни на этих убитых, и они оживут» (Иезекииль. 37.9). Памятник «Ассирийцам Ленинграда, безвинно расстрелянным и замученным в ГУЛАГе в годы сталинских репрессий» с именами погибших.

Есть здесь и памятник 154 глухонемым, расстрелянным в 1937 году. И христианам-трезвенникам, община которых и сегодня жива в Гатчинском районе Ленинградской области. Тогда их высылали в основном в Оренбург, где были расстреляны 280 членов общины. На камне начертано: «Вечная память Братцу Иоанну Чурикову и всем Трезвенникам, души положившим за Веру Христову и трезвую жизнь в годы гонений».

Всего же на этом, одном из крупнейших кладбищ Санкт-Петербурга, захоронено, по утверждению неофициальных источников, свыше 45 тысяч несчастных жертв массовых политических репрессий 1937-1953 годов.

---

Мы покидаем Левашовское кладбище, и мысли наши печальны. Неужели же весь этот страшный опыт по истреблению своего народа было возможно когда-нибудь распространить по всему свету как пример созидания «новой счастливой жизни» для всего человечества, о чем мечтали наши вожди? Нет. Никогда не удастся человеку в слепой и безбожной гордыне своей выстроить до небес новую Вавилонскую башню. Бог не допустит. Тщетными окажутся все наши людские усилия. И воистину сказано: «… если Бог хочет наказать, так отнимет прежде разум».

 

Святые Новомученики и Исповедники Российские, молите Бога о нас.

  

Николай и Наталья Минины

(продолжение следует)

Фотогалерея