1.png
Бутовский полигон – крупнейшее в Московском регионе место массовых расстрелов и захоронений жертв сталинских репрессий. Сегодня известны имена 20760 человек здесь убиенных. Эти люди были расстреляны в течении очень короткого периода времени, с августа 1937г. по октябрь 1938, а полигон функционировал с 34 по 53 год…
Те, о ком мы знаем – мужчины и женщины в возрасте от 14 до 82 лет, представители 73 национальностей, всех вероисповеданий, всех сословий, но большинство из них, простые рабочие и крестьяне – русские православные люди.
Около 1000 человек, из числа погребенных в Бутово, пострадали как исповедники Православной Веры, более трехсот, сегодня прославлены в лике святых.
Название нашего сайта – martyr (мартир), происходит от греческого μάρτυς, что в буквальном переводе значит – свидетель, на русский чаще переводится как мученик. Сайт посвящен, прежде всего, убиенным на Бутовском полигоне за Православную Веру, но не только. Мы собираем и публикуем материалы о всех пострадавших в Бутово и иных местах в годы репрессий, независимо от их национальности и вероисповедания.

БУТОВСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

подробнее

france Spain

Протоиерей Владимир Воробьев: Маме сказали: «Мальчик будет священником»

Протоиерей Владимир Воробьев — внук исповедника, погибшего в тюрьме в 1940 году. По первому образованию физик, защитил диссертацию, работал в Академии наук СССР. И вдруг прервал научную карьеру — поступил в семинарию. Сегодня он один из самых авторитетных московских священников, бессменный ректор созданного по его инициативе Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ). Мы попросили его поделиться воспоминаниями.

Из северного лагеря — в ссылку на Волге

Назвали меня в честь деда — протоиерея Владимира Воробьева (старшего). Он был настоятелем храма Святителя Николая в Плотниках на Арбате, членом Епархиального совета при Патриархе Тихоне, благочинным. Дедушку первый раз арестовали в 1924 году, но вскоре отпустили. Второй арест последовал в 1930 году. Приговор: десять лет заключения в Свирьлаге. Но из-за серьезной болезни сердца через два с половиной года он был комиссован и отправлен в ссылку в город Спасск-на-Волге, недалеко от Казани. Недавно я узнал истинную причину этого освобождения из лагеря. Свирьлаг был убыточным, и тех, кто не мог работать полноценно, отправляли в ссылку. В ссылке с дедушкой жила бабушка. Их навещали мой отец, духовные чада. Служить дедушке запретили. Он, будучи митрофорным протоиереем, мог только пономарить в храме.

«Агитировал за религию»

В 1938 году его снова арестовали и заключили в местную тюрьму в Спасске. Его обвиняли во «внутритюремной агитации за религию». Я нашел это дело, где написано, как он агитировал. В камере зашел разговор, почему теперь неграмотно пишут. Дед сказал: «Раньше вот люди грамотно писали». Раньше грамотно, а теперь неграмотно. Антисоветская агитация.

Дело готовились передать в «тройку» — орган НКВД, который в закрытом режиме выносил, как правило, смертный приговор. Но протоиерей Владимир не дожил до этого и в 1940 году умер от сердечного приступа.

Кладбище под водой

Бабушке даже не сказали, что он умер. Когда бабушка принесла очередную передачу, ей ответили: «А его уже закопали». Где? На кладбище. Она пошла на кладбище. Была метель, все занесло снегом. В каком-то месте она споткнулась и увидела свежий песок под ногами. Она подумала, что, наверное, здесь…

Позже город Спасск был затоплен Куйбышевским водохранилищем. Мы ездили туда, постояли на берегу. Нам рассказали, что когда вода спадает, то в 18 километрах от берега появляется маленький островок. И те, кто туда доплывал, находили кресты, как на кладбище. А плавают туда рыболовы.

Первая исповедь — в алтаре

Для меня образ дедушки был всегда очень дорог, я с детства хотел быть священником. Помню, как мама привела меня в семь лет на первую исповедь к старенькому настоятелю отцу Александру Скворцову, который знал моего деда, так как служил в его благочинии. Батюшка сразу ввел меня в алтарь и там исповедал. А потом сказал моей маме: «Он будет священником».

Это произошло, но не скоро, когда мне было уже 38 лет. До этого я окончил физический факультет МГУ, стал кандидатом физико-математических наук, работал в Вычислительном центре Академии наук.

А потом что-то произошло в душе, после чего стало невозможно жить прежней жизнью. Я ушел из центра и поступил в семинарию.

«Кто в храмах встретит молодежь?»

Когда я был уже священником, мой духовник протоиерей Всеволод Шпиллер незадолго до своей кончины сказал нам, своим ученикам: «Скоро советская власть рухнет, и в храмы хлынет молодежь. Кто ее будет встречать, кто ответит на ее вопросы? Встречать ее у нас некому…»

Эти слова, сказанные еще в 1983 году, вдохновили нас на создание катехизаторских курсов, которые потом были преобразованы в новое учебное заведение — Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, где образование стали получать не только будущие священнослужители, но и миряне.

От кинотеатра до университета

Начиналась эта история так. Однажды ко мне пришел отец Димитрий Смирнов и сообщил, что возле его дома есть кинотеатр, где можно провести лекторий на тему веры. Мы встретились с отцом Александром Салтыковым, с отцом Аркадием Шатовым, сочинили объявление. Кинотеатр был переполнен народом. Четыре вечера по несколько часов люди нас не отпускали, задавали вопросы, слали записки.

После такого успеха отец Димитрий нашел кинотеатр на Красной Пресне, где мы снова читали лекции, и опять был полный зал. Тогда нам арендовали Клуб железнодорожников на площади трех вокзалов. Там был очень большой зал, и он тоже заполнялся слушателями. Мы позвали других священников — отца Валентина Асмуса, отца Глеба Каледу. Действовали теперь основательнее: составили программу нашего лектория на год.

В конце года наши слушатели стали просить продолжения лекций. И тогда мы открыли богословско-катехизаторские курсы, ректором которых был избран Глеб Каледа. Зачислили на них слушателей нашего лектория. Когда подошло время первого выпуска, нас попросили создать институт. Я пошел к Патриарху Алексию II, и он согласился стать учредителем нашего Богословского института, впоследствии получившего статус университета.

Дом, в котором собирались святые

Со временем главным зданием ПСТГУ стал Московский епархиальный дом в Лиховом переулке, который чудом удалось вернуть Русской Православной Церкви и восстановить почти что из руин. Он был построен в 1902 году с целью религиозного просвещения народа. В 1917-1918 годах здесь проходил Поместный Собор Русской Православной Церкви, на котором было восстановлено Патриаршество и московский митрополит Тихон был избран Патриархом. Отсюда, из Соборной палаты, вышло на свой подвиг воинство новых мучеников и исповедников Церкви Русской, через 80 лет прославленных в лике святых. Теперь, через 100 лет, здесь снова образовался просветительский центр — Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет.

Елена Алексеева

ИСТОЧНИК