6.png
Бутовский полигон – крупнейшее в Московском регионе место массовых расстрелов и захоронений жертв сталинских репрессий. Сегодня известны имена 20760 человек здесь убиенных. Эти люди были расстреляны в течении очень короткого периода времени, с августа 1937г. по октябрь 1938, а полигон функционировал с 34 по 53 год…
Те, о ком мы знаем – мужчины и женщины в возрасте от 14 до 82 лет, представители 73 национальностей, всех вероисповеданий, всех сословий, но большинство из них, простые рабочие и крестьяне – русские православные люди.
Около 1000 человек, из числа погребенных в Бутово, пострадали как исповедники Православной Веры, более трехсот, сегодня прославлены в лике святых.
Название нашего сайта – martyr (мартир), происходит от греческого μάρτυς, что в буквальном переводе значит – свидетель, на русский чаще переводится как мученик. Сайт посвящен, прежде всего, убиенным на Бутовском полигоне за Православную Веру, но не только. Мы собираем и публикуем материалы о всех пострадавших в Бутово и иных местах в годы репрессий, независимо от их национальности и вероисповедания.

БУТОВСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

26.07

 

 

В этот день в 1938 на Бутовском полигоне за веру пострадали: 

протоиерей Иоанн (Андреевский);

священник Димитрий (Смиренский)

и иже с ними расстреляно 66 человек

подробнее

france Spain

"Смерть будет моей последней службой Родине и Царю..." 11 мая (1939) день памяти русского генерала Ми́ллера.

«Я врать не буду. Так как большевики, троцкисты и сталинисты ненавистны мне в одинаковой степени, я, как царский генерал, как русский человек и монархист не позволю себе играть на руку одной из этих банд убийц... Я не покончу самоубийством прежде всего потому, что мне это запрещает моя религия. Я докажу всему миру и моим солдатам, что есть честь и доблесть в русской груди. Смерть будет моей последней службой Родине и Царю. Подло я не умру».

В сентябре 1937-го в Париже агенты НКВД сумели выкрасть и вывезти в СССР седого старика с военной выправкой - председателя Русского общевоинского союза генерал-лейтенанта Евгения Карловича Миллера, одного из руководителей Белого движения, бывшего главнокомандующего всеми сухопутными и морскими вооружёнными силами России, действующими против большевиков на Северном фронте.

"Пройдет лет сто или двести. Большевики рухнут. Потому что никаких природных ресурсов не хватит даже в такой стране, как наша Россия, чтобы прокормить безумное стадо. И вот тогда придут больные, изуродованные люди и попытаются - может быть даже искренне - что-то изменить. И ничего не получится, потому что заряд векового бессилия слишком силен.
Но это, поверьте, не самое страшное.
Те потомки дворянства, казачества, кои непостижимом образом уцелеют в кровавой мясорубке большевизма - случайно ли, ценою предательства предков - кто знает? Так вот они создадут "дворянские собрания", "офицерские собрания", и т.д... Будут воссоздавать дипломы и родословные, звания и ордена, а по сути своей, все равно останутся прачками и парикмахерами... Исключения только оттенят всеобщее печальное правило. Увы..."
Наверняка старик Миллер был бы рад ошибиться. И не догадывался о том, насколько прав.

В отличие от всех вождей Белых армий, генерал Евгений Карлович Миллер до Гражданской войны не обладал знаменитой боевой биографией. Почти всю свою службу он провел на штабных и дипломатических должностях. Зато, именно генерал стал первым врагом революции. В большой Советской Энциклопедии о Миллере написано: «Выступал как ярый противник демократизации армии, 7 апреля 1917 года был арестован солдатами и под конвоем отправлен в Петроград». По-другому и быть не могло, ведь сам генерал любил повторять, что он с детских лет был воспитан с чувством любви к Родине, чувством долга перед Россией и преданности Государю. Возможно, благодаря именно этим качествам, Евгений Карлович и стал одним из лидеров военной эмиграции.

10 июня 1919 года верховный правитель России адмирал Колчак назначил генерала Миллера главнокомандующим вооруженными силами России, действующими против большевиков на Северном фронте. Евгений Карлович уже поздравлял свои войска, считая это первым шагом к объединению страны под руководством Верховного главнокомандующего. Но в этот момент началось отступление армий Колчака. И тут же, последовал еще один удар - английским командованием было принято решение об уходе из Мурманска. Поступок союзников вызвал всеобщее возмущение, англичане прямо обвинялись в предательстве. Начальник оперативного отдела Генерального штаба полковник Костанди попросил о встречи с представителем союзников, и, отдав честь, положил ему на стол британский орден, которым был награжден. В сопроводительном письме он отметил, что считает ниже достоинства русского офицера носить награду страны, представители которой изменили данному слову и своим союзникам. Генерал Миллер мужественно встретил плохие новости.
Вот как об этом вспоминал английский генерал Айронсайд: «Ни один мускул не дрогнул на его лице, когда я сообщил ему дурную весть. Лишь по его светло-голубым глазам я мог догадаться, как ужасно он устал. Пару минут он смотрел на меня, не говоря ни слова. Я протянул руку, и он сжал ее мертвой хваткой».

После краха белой борьбы на севере России в феврале 1920 года, Миллер эмигрировал во Францию. Он принял активное участие в формировании Русского общевоинского союза, был доверенным лицом Великого князя Николая Николаевича. После похищения агентами НКВД генерала Кутепова в 1930 году, 63-летний Евгений Карлович Миллер, бывший его заместителем, возглавил РОВС. Безоружная армия в штатском продолжала жить с верой в грядущий решительный бой с большевиками.

22 сентября 1937 года Миллер был похищен советской разведкой. Расчет строился на том, чтобы убрать неподкупного старого генерала и посадить на его место своего агента, бывшего командира Корниловского ударного полка Николая Скоблина: тогда вся русская военная эмиграция оказалась бы в руках чекистов. А РОВС мог стать жертвой страшнейшей провокации, если бы не записка, оставленная Миллером в день похищения. Он вручил генералу Кусонскому запечатанный конверт со словами: «Вы подумаете, может быть, что я сошел с ума... Но если что-нибудь случится, вскройте это письмо». В 11 часов вечера, взволнованный неожиданным исчезновением Миллера, Кусонский вскрыл конверт, достал из него письмо и прочитал:

«У меня сегодня свидание с генералом Скоблиным. Он должен отвезти меня на встречу с германскими офицерами. Возможно, это ловушка, а потому на всякий случай оставляю эту записку».

Похищенный в центре Парижа председатель Русского общевоинского Союза генерал Миллер был доставлен в СССР на теплоходе «Мария Ульянова» и заключён в тюрьму НКВД на Лубянке.

27 декабря 1937 года посмотреть на похищенного лидера белой эмиграции пришел сам Николай Ежов.

Спустя месяц, после заточения генерал  написал письмо митрополиту московскому:
«Я особенно болезненно ощущаю невозможность посещения церкви. Условия, при которых я покинул свой дом, не позволили мне взять с собой даже Евангелие, чтение которого, особенно в настоящие дни, было бы для меня большим утешением. Поэтому примите милостиво мою покорнейшую просьбу и подарите мне Евангелие на русском языке»

На всех допросах Миллер твердо держался такой позиции: ни он сам, ни возглавляемый им Русский общевоинский союз не имели никакого отношения к антисоветским восстаниям внутри страны. Пожалуй, Евгений Карлович был одним из немногих, кто в сталинских тюрьмах не предал ни одного из своих соратников и ничего конкретного так и не сказал.

Незадолго до казни 11 мая 1939 года в тюрьме НКВД на Лубянке, на одном из допросов он сказал: «Я не покончу жизнь самоубийством, прежде всего потому, что мне это запрещает моя религия. Смерть будет моей последней службой Родине и Царю. Я докажу всему миру и моим солдатам, что есть честь и доблесть в русской груди. Подло я не умру».

Долгие годы о судьбе Евгения Карловича ничего не было известно.
Дело, заведенное на него в НКВД, было после расстрела уничтожено, но несколько документов уцелели: письма Миллера и его последние допросы, случайно попали в другую папку. Это и сохранило их для истории.
Только после распада Советского Союза и открытия архивов стали появляться подробности гибели председателя Русского общевоинского союза.

11 сентября 1996 года Архиерейский Собор Русской православной церкви за рубежом издал циркулярный указ о совершение панихиды по генералу Миллеру во всех храмах.



СУДЬБА ПРЕДАТЕЛЯ.



Николай Скоблин: белый генерал, который стал тайным агентом НКВД

Согласно рассекреченным материалам по делу Н. В. Скоблина, один из активных деятелей эмигрантского антибольшевистского движения и его жена известная русская певица Надежда Плевицкая согласились сотрудничать с НКВД большей частью из-за денег.

По некоторым данным, за 7 лет сотрудничества с Лубянкой Скоблин и Плевицкая раскрыли почти два десятка иностранных агентов, действовавших в Советском Союзе.

Дворянин Николай Скоблин был кадровым военным. Отличился Николай Владимирович еще в Первую мировую, в которой начал участвовать после окончания военного училища в звании прапорщика. Будучи уже подпоручиком, Скоблин получил орден святого Георгия 4-й степени за умелую организацию боя с австрийцами – рота под командованием Николая Владимировича принимала активное участие в пленении целого батальона неприятеля.

В Добровольческую армию с началом Гражданской войны Скоблин вступил сразу же, служил в Корниловском полку. Командовал ротой, батальоном, полком и дивизией. Он был самым молодым генералом за всю историю Белого движения – звание генерал-майора Скоблину присвоили в 26 лет.

В 1920 году в Крыму Скоблин познакомился с певицей Надеждой Плевицкой, которую «курским соловьем» называл сам царь Николай II. Офицер и артистка стали мужем и женой. В основном семья существовала на заработки гастролировавшей Плевицкой, муж при ней был неким подобием современного продюсера.

После разгрома Белого движения и эмиграции Н. В. Скоблин занимал ряд важных постов в белоэмигрантских кругах. В 1924 году он вошел в Русский общевоинский союз (РОВС) – организацию, созданную из бывших белогвардейцев по приказу генерала Врангеля. После скандала, связанного с концертной деятельностью Плевицкой (та якобы выступила перед советскими беспризорниками), Врангель отправил Скоблина в отставку (в эмиграции генерал командовал Корниловским ударным полком). Спустя год, когда Врангель умер и РОВС возглавил генерал Кутепов, Скоблина в прежней должности восстановили.


КАК ВЕРБОВАЛИ В НКВД. «Фермер» и его «Фермерша».

Вербовка белых офицеров происходила по стандартному сценарию:
" Россия в опасности, иностранцы хотят поделить её между собой. Были мы с вами в Белой армии, а в общем-то воевали на пользу Англии и Франции. Теперь французы укрывают у себя белых, надеясь ещё раз использовать их против России. Мы же 70 процентов офицеров генерального штаба, создали Красную армию, укрепили её и выгнали из России интервентов. Знаю вас как способного офицера. Вы должны работать с нами. Нам вы очень нужны …"

В 1930 году Кутепова в результате спецоперации ОГПУ похитили советские контрразведчики. Погиб руководитель РОВС при до сих пор невыясненных обстоятельствах, и к этой акции, как утверждают некоторые историки, чета Скоблин-Плевицкая имела непосредственное отношение.

Во всяком случае, известно, что супруги были завербованы ОГПУ-НКВД именно в 1930 году. Они польстились на деньги (советская сторона обязалась ежемесячно выплачивать Скоблину и Плевицкой определенную сумму в долларах и франках). Агентам дали клички «Фермер» и «Фермерша» (у супругов во Франции была своя ферма).

Новый руководитель РОВС генерал Евгений Карлович Миллер не доверял Скоблину, в организации шли внутренние склоки по поводу выбора методов антибольшевистской борьбы. В СССР, в свою очередь, искали способы подобраться к руководству Союза. Для этих целей и использовали Скоблина.

Есть мнение, что Николай Скоблин работал сразу на несколько разведок, в том числе, и на германскую. Считается, что именно он по заданию НКВД передал немцам фальшивые документы, якобы свидетельствовавшие о причастности маршала Тухачевского к антисталинскому заговору, которые впоследствии попали на стол к Сталину.

К началу осени 1937 года отношения между Миллером и Скоблиным были весьма напряженными, Николая Владимировича уже не раз открыто объявляли предателем в рядах РОВС. Тем не менее, Миллер в конце сентября согласился на встречу со Соблиным, якобы желавшим познакомить лидера белоэмигрантского союза с неким агентом из Прибалтики. Миллер оставил секретарю записку, в которой сообщил, куда идет и предположил, что эта встреча может быть провокацией, ловушкой.

Похищенного и переправленного на Лубянку Евгения Карловича Миллера  расстреляли во внутренней тюрьме НКВД 11 мая 1939 года.

Из-за записки генерала, планы НКВД по продвижению своего агента на пост главы крупнейшей эмигрантской военной организации оказались сорваны, а сам Скоблин был  изобличен, вынужден был бежать и, судя по всему, в том же году был уничтожен агентами НКВД (версии гибели этого агента предлагаются разные).

Отправленная (по согласованию со Сталиным) в парижскую резидентуру НКВД шифротелеграмма начальника ИНО НКВД Слуцкого гласила: «Париж. Шведу и Яше. Лично. Ваш план принимается. Хозяин просит, чтобы всё прошло чисто, а у жены создалось впечатление, что с ним всё в порядке и он дома.

По одной из версий ликвидации Скоблина, он был вывезен из Франции на специально для этого зафрахтованном агентами НКВД легкомоторном самолёте, направлявшемся в Испанию; во время перелёта зарезан на его борту, а труп выброшен с высоты в море...

После того, как Скоблин бежал в СССР, его жену Надежду Плевицкую арестовало французское Второе бюро (контрразведка) и обвинило в сотрудничестве с НКВД. Певицу приговорили  к 20 годам каторги, но отсидела она всего 2 года – 1 октября 1940 года Плевицкая умерла в результате тяжелой болезни в Центральной тюрьме французского города Ренн.

Судьбе Плевицкой посвящены рассказ Владимира Набокова «Помощник режиссёра» и фильм Эрика Ромера «Тройной агент». Николай Скоблин упоминается в трилогии Анатолия Рыбакова «Дети Арбата» во второй книге «Страх».


Источник

Источник