4.png
Бутовский полигон – крупнейшее в Московском регионе место массовых расстрелов и захоронений жертв сталинских репрессий. Сегодня известны имена 20760 человек здесь убиенных. Эти люди были расстреляны в течении очень короткого периода времени, с августа 1937г. по октябрь 1938, а полигон функционировал с 34 по 53 год…
Те, о ком мы знаем – мужчины и женщины в возрасте от 14 до 82 лет, представители 73 национальностей, всех вероисповеданий, всех сословий, но большинство из них, простые рабочие и крестьяне – русские православные люди.
Около 1000 человек, из числа погребенных в Бутово, пострадали как исповедники Православной Веры, более трехсот, сегодня прославлены в лике святых.
Название нашего сайта – martyr (мартир), происходит от греческого μάρτυς, что в буквальном переводе значит – свидетель, на русский чаще переводится как мученик. Сайт посвящен, прежде всего, убиенным на Бутовском полигоне за Православную Веру, но не только. Мы собираем и публикуем материалы о всех пострадавших в Бутово и иных местах в годы репрессий, независимо от их национальности и вероисповедания.

БУТОВСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

26.05

В этот день в 1938 на Бутовском полигоне было расстреляно  216 человек.

подробнее

france Spain

Русский Икар: Николай Николаевич Данилевский

21 февраля день памяти замечательного русского лётчика Николая Данилевского, расстрелянного в Бутово 21 февраля 1938 года.

Весной 1911 года в доме Шапошниковой (№ 18) на улице Люцевской (Чкалова) в Гатчине поселился молодой штабс-капитан. Вскоре многие жители улицы узнали, что этого симпатичного, серьезного офицера зовут Николаем Николаевичем Данилевским и в Гатчине он учится полетам на летательных аппаратах.

Николай родился в Пензе в семье полковника Николая Ивановича Данилевского и его жены Капитолины Ивановны. В 11-летнем возрасте Николай стал воспитанником Воронежского кадетского корпуса. Затем учился в Павловском военном училище Петербурга.

Став в 1905 году офицером, Николай выбрал профессию воздухоплавателя и отправился в Варшавское крепостное воздухоплавательное отделение. Затем, уже в Петербургском воздухоплавательном парке, учился полетам на дирижабле. В это время в России начала зарождаться авиация, и Николай попросил направить его для обучения полетам.

Так он оказался в Гатчине, где в ноябре 1911 года стал одним из первых русских летчиков.

Способного и умелого офицера оставили при Авиашколе в качестве инструктора. Но не только обучением молодых летунов занимался Данилевский, он еще успевал участвовать в испытаниях новой техники. Так, летом 1912 года Николай испытывал первый отечественный парашют, а в 1913 году доказал, что с летящего самолета можно стрелять из пулемета. Жаль, что Военное ведомство не обратило на это внимание и русские военные летчики начали Германскую войну, вооруженные лишь револьверами.

Обучая полетам молодых авиаторов, Данилевский не забывал и об их нравственном и культурном воспитании. Будучи сам весьма начитанным, он поощрял интерес своих воспитанников к чтению. Стараниями Данилевского в Авиашколе был сформирован солдатский оркестр народных инструментов.

Началась Великая война. Данилевский рвался на фронт. Но опытные и умелые летчики нужны были и в тылу. В ноябре 1914 Николая назначили начальником летной части Авиашколы.

Наступил октябрь 1917 года. Фронт был ликвидирован. В ноябре 1917 года Данилевский возвратился в Гатчину и снова приступил к работе в Авиашколе. Солдаты выбрали его в Комитет школы. Теперь Данилевский – старший инструктор, а затем – помощник начальника Школы. В ноябре 1918 Николая назначили командиром Гатчинской авиашколы вместо перешедшего на сторону белых капитана Д.А. Борейко.

Но в те страшные годы судьба людей могла измениться в одно мгновение! Так было и на этот раз: не прошло и трех дней с момента принятия Данилевским командования, как его арестовали и отправили в Петропавловскую крепость. На счастье, этот первый арест длился недолго и вскоре Данилевского не только освободили, но и назначили техническим инспектором авиации и воздухоплавания в Управлении Воздушного флота Петроградско-Ярославского военного округа.

В начале 1919 Управление переехало в Иваново-Вознесенск, затем в Ярославль, где в конце года его расформировали. Н. Н. Данилевский был назначен помощником начальника 3-го авиапарка в Витебске. В 1920 Николая назначили начальником аэростанции Летного отдела Главвоздухфлота.

В 1923 году Николай перешел в Гражданскую авиацию. С февраля 1931 года Данилевский начал заниматься перспективным направлением в авиации – аэрофотосъемкой. Некоторые молодые летчики, ученики и воспитанники Данилевского, стали известны всей стране. Достаточно назвать имена М.В. Водопьянова, М.Т. Слепнева, М.С. Бабушкина.
Интересно, что Водопьянов начинал свою карьеру в авиации, работая в 1920-х годах мотористом у Данилевского.

 

 Авиашкола в Гатчине, 1913 год

 

В марте 1933 года Данилевского арестовали прямо на службе. Вместе с ним арестовали и его подчиненных, в т. ч. старшего пилота К.К. Арцеулова, на заре русской военной авиации тоже летавшего в Гатчине и жившего, кстати, тоже на Люцевской улице.

И снова, как и при первом аресте, Данилевскому повезло: получив три года лагерей, он провел в них лишь один год. Николай работал в Кемьлаге на строительстве Беломоро-Балтийского канала. Работать плохо Данилевский не умел: несмотря на тяжелейшие условия, он, работая метеорологом, даже стал в лагере ударником труда.

Каждую неделю Николай писал письма жене, актрисе Московского передвижного украинского театра Александре Матвеевне, урожденной Чуенко. Она, в свою очередь, вместе с детьми навещала мужа на Севере.

После досрочного освобождения Данилевскому не разрешили селиться ближе, чем в 100 километрах от Москвы. Он поселился в поселке Шилово Рязанской области и стал работать на метеостанции.

В марте 1937 года Николай перебрался поближе к Москве, на станцию Петушки. Здесь его и арестовали 25 января 1938 года по обвинению в контрреволюционной агитации. И хотя бывшие воспитанники Данилевского – Водопьянов и Слепнев – пытались добиться его освобождения, но результатов это не дало.

21 февраля того же года Данилевского расстреляли. А его жене более двух лет не сообщали об этом.

Один из первых русских летчиков, Николай Николаевич Данилевский в своих «Воспоминаниях военного летчика» написал о коллегах по профессии: «Нас осталось мало, иные разбились, кости иных покоятся на полях всемирной войны, иные, по воле судьбы, далеко от нас. Но всё же хочется надеяться и думать, что тот дух и традиции, которые одушевляли нас в своё время, не пропали. На смену нам пришло новое поколение, выросла могучая семья молодых лётчиков, и остаётся только пожелать, чтобы нравственная связь между нами и новыми свежими силами никогда бы не прерывалась».

 

Петр Нестеров, основоположник высшего пилотажа (петля Нестерова),товарищ Н. Данилевского по Гатчинской авиашколе